Выступления, интервью


Минтимер Шаймиев: Простых лет у меня и не было

В начале предвыборной гонки кандидатам в президенты Татарстана было предложено обратиться к избирателям со своими программами (на платной, разумеется, основе) со страниц "Вечерней Казани
Гонка завершается, и только один кандидат - действующий президент - решил воспользоваться этой возможностью. И тогда мы предложили Минтимеру Шаймиеву: не надо "платформ" - ответьте лучше на вопросы наших читателей (редакционная почта перед выборами буквально распухла). Мы понимали, что кандидату Шаймиеву выгоднее было бы отказаться отвечать на "неудобные" вопросы. Но он согласился.




- Минтимер Шарипович, для вас нынешние выборы - третьи по счету, но впервые - альтернативные, ощущаете ли вы разницу между теми и этими выборами?

- Нет, я большой разницы не ощущаю... Самыми, пожалуй, тяжелыми для меня были первые выборы. Я много тогда встречался с избирателями в разных аудиториях, особенно с русскоязычной частью населения. Люди были встревожены: в то время национальное движение очень серьезно поднялось, была принята декларация о государственном суверенитете. Я говорил, объяснял, хотел, чтобы поверили мне: постараюсь сделать все, чтобы сохранить нормальные межнациональные отношения. Но сомнения, видел по глазам, оставались. И я сделал тогда вывод для себя и на будущее: кто бы в дальнейшем ни был президентом Татарстана, это должен быть центрист. И когда меня спросили после окончания первого срока президентства, какой мой главный успех, сказал - мне показалось, что люди наконец-то поверили в национальное согласие в обществе.

В последнее время выборы проходят очень грязно. Мы с вами наблюдали выборы в Государственную Думу - какие нападки были на ОВР, Лужкова, на Примакова, Яковлева. Хотели заодно и нас подцепить - меня и республику. Но я тогда нашел эффективную форму воздействия. Почему, думаете, нападки на нас прекратились? Потому что я, как только прошли первые сюжеты, обратился к Генеральному прокурору Российской Федерации с официальным письмом: просил, чтобы специально организовали проверку. А там среагировали довольно-таки оперативно и подтвердили, что все это действительно грязь. Если хотите, вы можете ознакомиться с этими материалами. Я к чему это вспоминаю - с самого начала я заявил: надо бы, чтобы выборы в Татарстане были честными и чистыми. И хотя вроде бы меня поддержали вначале, но потом кое у кого нервы не выдержали. Хотя, вероятно, дело не в нервах, а в отсутствии аргументов. Но не получается у них убедительного разговора с избирателями. Потому что основная-то ниша созидательной деятельности занята. По всей грязи, что сейчас выливается, я также буду добиваться проверок. Это дело чести.

- Сегодня ваша команда буквально излучает уверенность в победе. Однако накануне предвыборной кампании избиратели почувствовали ее нервозность по поводу намерения участвовать в выборах Рафгата Алтынбаева. Доказательство тому, на мой взгляд, чрезмерная реакция на публикацию его интервью. Как вы сами в тот момент оценивали шансы Алтынбаева в случае регистрации его в кандидаты в президенты?

- И в тот момент, и сейчас я могу сказать, что он один из наиболее подготовленных людей. Во всяком случае, из того, что мы сегодня имеем, хотя я не хочу ни в какой степени принизить авторитет-неавторитет нынешних кандидатов. Алтынбаев знает республику, работал практически с первых дней на КамАЗе, город строили. Все время на руководящей работе. Но я был спокоен, потому что был уверен: если я решусь участвовать в выборах, то Рафгат Алтынбаев не выдвинет свою кандидатуру. Как и Фарид Газизуллин, Фарид Хайруллович и Рустам Нургалиевич, как Камиль Исхаков или Равиль Муратов... Я в этом был уверен, потому что слишком хорошо знают они меня, не первый же день вместе работаем. Они ждали моего решения. Здесь-то более-менее все рядом, как говорится, на уровне общения, а Рафгат Алтынбаев - он же в Москве, и для него, видимо, была определенная неясность с поправками к закону и так далее...

- Однако утверждают, что вы встречались с Алтынбаевым и даже заключили с ним сделку: он не выдвигает свою кандидатуру - вы предлагаете ему пост премьер-министра в новом правительстве.

- Никакой сделки не было. Это не в моем характере. Рафгат Алтынбаев знает, что я к нему всегда нормально относился. Он считает себя подготовленным, хочет самовыразиться. Почему мы должны ему мешать? Я к таким вещам спокойно отношусь. Только слабые люди этого боятся.

- Как вы можете прокомментировать заявления, которые регулярно делаются в центральных СМИ о том, что Татарстан - регион, в котором не важно, как избиратели проголосуют, важно, как их голоса подсчитают? Кстати, с этим утверждением согласны и многие избиратели в самой республике.

- Будем считать, что, прежде всего, это ваше личное мнение. Те, кто терпит поражение, всегда недовольны результатами выборов. Вот и пытаются объяснить избирателям, почему у них низкие показатели, начинают говорить, что это подтасовка, нарушения. К сожалению, редко кто признается, что он неправильно построил свою предвыборную кампанию. Или оказался недостаточно подготовленным.

Я не представляю, как можно подтасовать результаты выборов. Правда, никогда сам непосредственно в технологии не разбирался и мне не приходилось заниматься организацией выборов. А что касается обвинений, то ведь пишут и о том, что в Татарстане авторитарный режим, неразвитая демократия... Но я убежден: если бы во всех регионах была бы такая свобода слова, как в Татарстане, Россия бы далеко продвинулась. А читателям я бы хотел сказать вот о чем: выборы проводит Центральная избирательная комиссия. Так что если есть какие-то претензии, нам надо всем научиться эти претензии направлять по адресу. Иначе мы никогда не поймем, кто проводит выборы и кто ответственен за это.

- Вы не раз заявляли о себе как о противнике использования грязных технологий и вообще какого-либо пиара. В таком случае является ли, на ваш взгляд, корректным то, что в ходе предвыборной кампании один из кандидатов, так сказать, используя служебное положение и потенциал республики, начинает одаривать избирателей: инвалидов - "окушками", пассажиров - автобусами, малоимущих - прибавкой к пособию на похороны?

- А когда мы этого не делаем? "Окушки" мы давали и в прошлом году - более 1100 штук. В этом году - 2300. Инвалидов Великой Отечественной войны, которые имеют на это право, и инвалидов с детства мы решили полностью обеспечить, чтобы обиженных не было среди них. Автобусы, машины скорой помощи мы в течение года несколько раз получали. Раньше, когда экономическое положение было довольно-таки сложным, не могли себе позволить такое количество машин закупать.

Поскольку речь, я чувствую, идет обо мне, то у меня и так достаточно авторитета. Я, конечно, не хочу переоценивать себя, но во всяком случае считаю: у меня отношение с населением сложилось неплохое за все годы. А что бывает критикуют - это понятно. Кому же адресовать свою боль, как говорится, неудовлетворенность своей жизнью, как не президенту...

- Десять лет вы руководите республикой, львиная доля экспортной выручки в которой - нефтедоллары. Было время, когда депутаты требовали обнародовать некоторые цифры: сколько было получено нефтедолларов и на что они расходовались. Эти цифры до сих пор - тайна за семью печатями? Ведь нефть - это не просто источник пополнения бюджета, а общенародное достояние.

- Эти вопросы действительно часто поднимали в Верховном Совете, когда была сильная оппозиция. В свое время на сессии я сам спросил: почему не дается расклад по нашим внешним и внутренним долгам, что мы получаем от нефтяной отрасли? А сегодня мы не прячем цифры, о которых вы говорите. Достаточно открыть Закон о бюджете республики и вы найдете ответы на все вопросы.

- Нынешних депутатов-то, наверное, это устраивает. Но простым избирателям непонятно, как же на самом деле используются нефтедоллары. Так может сделать эту информацию общедоступной?

- Если правительство имело бы хоть одну свою скважину, можно было бы его подозревать, что эта скважина работает на него. Но ведь все скважины-то у "Татнефти". А если серьезно, то премьер-министру республики нередко приходится заниматься выколачиванием из нефтяников доходов, которые вовремя должны поступать в бюджет. Ведь самое главное - вовремя, подчеркиваю, вовремя, выдавать зарплату учителям, врачам и другим работникам бюджетной сферы. Вы думаете, почему премьер у нас является председателем совета директоров "Татнефти"? Потому что такого крупного товаропроизводителя, как "Татнефть", мы хотим видеть прозрачным. Деньги-то у них, а не у нас, у правительства. Такие же взаимоотношения и с другими товаропроизводителями.

- Знаете ли вы, какую пенсию получают в Татарстане пенсионеры, не те, кто ушел на пенсию с государственной службы, а среднеарифметические пенсионеры?

- Знаю, 760 рублей с копейками.

- А теперь, Минтимер Шарипович, представьте себе фантастическую ситуацию: 25 марта вы проигрываете. Возраст у вас уже пенсионный. Как вы думаете, сколько дней в месяц вы сможете прожить на эти деньги?

- Жена у меня, кстати, получает примерно столько же. Вы спрашиваете, на сколько хватит прожить? Куда же деваться, если, например, у тебя нет других доходов? Согласен, многие пока живут плохо. Что делать, если жизнь такая, такая пенсия? Ну будет на столе молоко, хлеб, картошка там своя, какие-то овощи... Особо на одежду, конечно, не останется...

Но ради объективности замечу, считается, что самая дешевая потребительская корзина в стране теперь не в Ульяновске, а в Казани. Все это достигнуто благодаря собственному производству зерна, молока, мяса. Если бы не этот фактор, ситуацию с ценами нам бы не удержать. Увы, таковы реалии жизни.

Конечно, в положении среднестатистического пенсионера я не окажусь. Мне полагается две трети от зарплаты как члену Совета Федерации. А кроме того, у меня дети работают. Вот Радик, например, работает успешно. Это тот самый, про которого говорят, что он якобы совет директоров "Татнефти" возглавляет, то генеральным директором "ТАИФа" называют. Кому как вздумается должности ему придумывают. А на самом деле, он один из тех ребят, которых сколотил в команду талантливый гендиректор "ТАИФа" Альберт Шигабутдинов.

- В своей декларации вы указали, что владеете дачей в Лаишевском районе в 387 кв. метров. Речь идет о даче в Боровом Матюшино? Если да, то сколько вы заплатили за ее приватизацию?

- Свою дачу я приобрел по остаточной стоимости. Где-то за двести восемьдесят тысяч рублей по нынешним деньгам. Но это когда ведь было, лет семь назад. Земля, конечно, там арендованная. Я сделал на даче ремонт. Кстати, до сих пор еще не расплатился со Сбербанком за взятую ссуду в миллион 700 тысяч рублей. Потом сразу же снял то, что было на сберкнижке - 400 тысяч рублей, и внес, чтобы проценты не шли большие. Все это может подтвердить вам Сбербанк. Я в этом вопросе человек щепетильный. Есть порог - один раз его перейдешь, потом потеряешь контроль над собой.

- "Грязь к моему имени не липнет", - примерно так заявили вы на днях на встрече с журналистами. Следовательно, обвинение ваших оппонентов в том, что Татарстаном правит клан Шаймиевых, не кажется вам достойным внимания?

- Не кажется. Во-первых, я считаю, вообще для Татарстана, в частности, для татар, клановость нехарактерна. Это не в наших традициях. А говорить можно все что угодно. Ну вот, например, есть у меня два сына. Живут себе, работают, обустраивают свою жизнь, будут помогать нам. Где тут клан?

Вот мы с вами беседуем, и вы можете мне не верить. Старший сын Айрат у меня живет на Горках в обычном доме. А что только про него не говорят? Про Радика я уже упомянул. До того, как переехать в таифовский дом, он жил в 39-м квартале. Да, он работает в "ТАИФе". Там собралась очень мощная команда молодых ребят. Отрадно, что наша молодежь может так работать.

Или вот говорят про Ильшата Фардиева, про руководителя "Татэнерго". Это действительно сын моей старшей сестры. Но если это умный руководитель, что с ним делать? Он сильный энергетик, а среди глав районов у нас промышленников мало. И где бы он ни работал, люди говорят о нем только добрые слова. В Альметьевске по нему до сих пор скучают, народ ведь не обманешь. Вот если бы он был разгильдяй, не умел работать, а я его продвигал, тогда можно было говорить о клане.

Но я очень требовательный к родным, может быть, даже чересчур.

- Вопрос о вашем участии в нынешних выборах решился буквально накануне предвыборной гонки. Вам разрешили выдвигаться в третий раз, но могло случиться иначе. Готова ли была нынешняя команда к такому повороту - я имею в виду выдвижение другого кандидата в президенты? И если не секрет, чью кандидатуру на пост президента в таком случае вы готовы были поддержать?

- Если бы я сказал, что об этом не думал, это было бы наивно. У нас есть подготовленные люди. И о преемнике надо думать заранее. Сейчас, например, мне стали более понятны действия Бориса Николаевича Ельцина. Сколько его критиковали, мол, зачем он так часто меняет премьеров? А он, оказывается, был в поиске. Но сделать окончательный выбор очень и очень непросто.

- Сельские жители - электорат, традиционно наиболее активно голосующий за вас на выборах. Как вы думаете, на что больше всего жалуются подписчики "Вечерней Казани" из районов?

- Для деревни за последние годы было сделано немало. Это я вам говорю как человек, который знает село. Успешно идет газификация, пенсии люди стали вовремя получать.

Проблема сейчас другая. Есть деревни, например, где из-за нерадивости их руководителей жители зарплату вовремя не получают, или деньгами ее не получают. А в других деревнях получают. Вот на этой почве могут быть недовольства, с моей точки зрения.

- Все это так, но все же больше наших подписчиков возмущает бесправие сельчан и беспредел местных властей. С богатеющих, как на дрожжах, глав администраций берут пример чиновники рангом пониже. Где найти народу управу на своих баев?

- А что такое чиновник в деревне? Они же его сами избирали, на кого же теперь жаловаться? Где уж есть демократия во все времена, так это в колхозе. Ведь зарплату председателю колхоза устанавливают на общем собрании. Я-то знаю, как все это делается. В то же время вот смотрю в районных центрах появляются уже не одиночные коттеджи. И какие! С моей дачей, особенно до ремонта, и не сравнить.

Но я с самого начала сказал, пусть люди строят. А если есть претензии, то надо разбираться в правовом порядке. Мы всю жизнь ничего не строили, потому и в наследство ничего не получали. Когда-то ведь должно начаться у людей накопление капитала!

- Минтимер Шарипович, последний год был непростым в отношениях между центром и Татарстаном. Сил и нервов, в общем, здоровья, потрачено вами, наверное, было немало. Хватит ли его еще на пять лет, ведь вам уже пошел 65-й год. Как оценивают состояние вашего здоровья врачи?

- Я бы не сказал, что только последний год у меня непростой. Простых лет у меня и не было.

Выдерживаю ли я нагрузки, которые должен испытывать президент, могут сказать только люди, которые постоянно сопровождают меня в поездках. Пока тьфу-тьфу. Конечно, я стараюсь следить за собой. Но если бы почувствовал, что нагрузки мне не по силам, то зачем мне это? Не скрою, когда я решил выдвигать свою кандидатуру на третий срок, и об этом думал тоже, а жена, например, была против того, чтобы я и на второй срок выдвигался. Правда, кичиться здоровьем я никому не советую: сегодня оно есть, а завтра...