Выступления, интервью


Минтимер Шаймиев: "Люди должны понимать меня с полуслова"

Как нынешний кризис ощущают в Татарстане, какие кадровые проблемы есть в республике, о своих методах руководства на самых разных должностях - все это президент Татарстана Минтимер Шаймиев рассказал в эксклюзивном интервью "Труду".

"Не первый кризис проходим"

- Первый вопрос не очень приятный, но самый злободневный. Сейчас главная проблема - кризис. Насколько Татарстан его прочувствовал?


- В самом сложном положении оказались регионы, которые хорошо развивались, такие, как Татарстан. У нас рост объема промышленной продукции и объема валового регионального продукта выше средних показателей по Российской Федерации. В этом году по валовому региональному продукту мы приближаемся к триллиону рублей, где-то порядка 950-960 миллиардов.

Но падение цен на нефть - это, конечно, удар по нашей экономике. Нефть и ее переработка обеспечивают почти 40 процентов бюджета республики. У нас очень развита нефтехимия. Мы выпускаем все виды каучуков, много полимеров и являемся крупными игроками на мировом рынке. Еще один пример: сейчас мы строим в Нижнекамске крупнейший нефтехимический комплекс на самой современной основе, где участвуют 14 мировых компаний. В то же время продолжаем совершенствовать уже существующее производство - "Нижнекамскнефтехим". Автомобильная промышленность раньше всех ощутила кризис на себе. Например, КамАЗ уже ставит вопрос о некотором сокращении рабочих. А благополучие 500-тысячного города Набережные Челны во многом зависит от деятельности "КамАЗа".

Есть и другая сторона вопроса. Мы в последние годы гордились и гордимся тем, что реализовали очень много крупных проектов. Понятно, что для них привлечено огромное количество кредитов, а цены на продукцию сейчас падают. Республика оказывается в очень непростом положении. Безусловно, мы знаем свое хозяйство и не первый кризис проходим. Но сейчас это несколько другой - мировой кризис, и радикальные меры мы сможем принять только совместными с федеральными органами власти усилиями.

- Как Вы оцениваете антикризисные меры, принятые центром?

- На мой взгляд, мы с некоторым опозданием заговорили о надвигающемся кризисе на уровне федеральных органов и экономических институтов страны. Узнав об ипотечном кризисе в Америке, мы не сразу осознали, какое он окажет влияние на российскую экономику. Упреждающие меры нужно было принимать гораздо раньше. Теперь кризис постепенно пускает корни во все сферы экономики. Безусловно, государственная поддержка банковской системы была правильным шагом федерального центра. Очень важно то, что на Х съезде партии "Единая Россия" прозвучала оценка сложившейся ситуации Президента России Дмитрия Медведева и лидера партии, Председателя Правительства Владимира Путина. Они дали ответы на все самые насущные вопросы. Мы ведь все были в тревожном ожидании. Руководство страны определило конкретные пути выхода из возможного кризиса, особенно в отдельных отраслях экономики. Об этом именно так прямо и конкретно надо было сказать народу, что и было сделано. Стало всем ясно, как дальше действовать - как в политическом плане, так и в финансово-экономическом. Например, я считаю, что положительно скажется предложение Владимира Путина снизить налог на прибыль. В условиях повышения тарифов на энергоресурсы это один из смягчающих факторов, направленных на поддержку реального сектора экономики. В республике в части этого налога думаю, мы применим селективный подход, учитывая индивидуальные особенности каждого предприятия.

- А у Вас есть какое-то свое противоядие против кризиса?

- Я вам должен сказать, что Татарстан пока не собирается сокращать под давлением неблагоприятных факторов свой бюджет на будущий год. На данном этапе мы решили показатели бюджета и прогнозы не менять. Хотя я не исключаю, что по мере развития ситуации мы вернемся к этому вопросу. Тем не менее мы уже решили приостановить часть инвестиционных проектов, не являющихся первоочередными. Но приоритетные проекты, особенно с привлечением иностранных инвестиций, мы останавливать не будем. Могу добавить, что при любой ситуации мы не будем останавливать нефтяные скважины, даже если они будут убыточными. Во-первых, однажды заброшенная скважина часто погибает, во-вторых, компенсировать оплату труда нефтяникам - себе дороже. Конечно, тяжело это скажется на доходах бюджета. В будущем году только бюджетным организациям надо выплатить 41 миллиард рублей заработной платы. Не говоря о содержании больниц, школ, объектов культуры, госаппарата. Зарплата составляет порядка 36% от общих расходов консолидированного бюджета республики. Тем не менее, мы приняли решение в следующем году увеличить фонд оплаты труда бюджетников в целом на 16%. Вы знаете, ранее мы хотели перейти на отраслевой метод оплаты труда бюджетников с 1 января 2009 года. Конечно, сама идея хорошая - платить за качество работы, за квалификацию. Но жизнь, как видите, вносит коррективы, и мы решили воздержаться от этого шага на один год.

Но республиканскую программу социальной ипотеки - пожалуй, самую жизненно важную для татарстанцев - сворачивать не будем.

"Люди не виноваты, что кризис случился, им надо жить"

- Мы много слышали об этой татарстанской ипотеке. В чем же её особенность?


- Само название "Программа социальной ипотеки" свидетельствует о её социальной направленности. Эта программа стала логическим продолжением Программы ликвидации ветхого жилья - одной из важнейших программ развития нашей республики, позволившей решить целый комплекс стратегических задач. Она начиналась в сложные времена переходного периода и осуществлялась с 1996 по 2004 гг. Около 50 тысяч нуждающихся семей были переселены за счет республики в новое жилье. Для этих целей было построено и введено 2,7 млн. кв. метров жилья.

Учитывая этот положительный опыт, в 2005 году, еще до принятия общенациональных проектов, в республике стартовала новая программа - социальной ипотеки: содействия обеспечения благоустроенным жильем молодежи и граждан с невысокими доходами. Её реализацией, как и Программы ликвидации ветхого жилья, занимается "Государственный жилищный фонд", созданный при президенте.

Поскольку этот фонд не ставит целью извлечения прибыли при реализации жилья, а также ввиду того, что отсутствуют многочисленные посредники, в нашей модели ипотеки практически на треть по сравнению с аналогичными общероссийскими программами ниже стоимость квадратного метра жилья, это во-первых. Во-вторых, вдвое снижена стоимость кредитования и финансового обслуживания - процентная ставка составляет всего 7% годовых. В-третьих, минимизирована величина первоначального взноса. Существуют варианты, когда он совсем не уплачивается. Рассрочка платежа за выкупаемую квартиру составляет до 27,5 лет. Для поддержки позитивной демографической ситуации семьям при рождении ребенка в счет оплаты жилья выделяется 200 тысяч рублей из бюджета республики.

Кроме бюджетников и молодых семей в этой программе участвуют и работники предприятий, финансирующих Программу в размере 1% от выручки. Для них это весьма выгодно, поскольку квартиры, предоставляемые их работникам, существенно дешевле среднерыночных. Появляется возможность предоставления жилья льготникам - людям, попавшим в сложные жизненные ситуации или же имеющим большие заслуги перед республикой. На эти цели направляется 10% от построенного жилья. В этом году мы сдаем под социальную ипотеку 11 тысяч квартир. И в будущем, несмотря на кризис, 7- процентную ставку мы оставляем.

- Не будете пересматривать?

- Не будем. Люди не виноваты в том, что кризис случился, им надо жить, а жизнь у каждого одна. Мы правила не меняем. Это нормальная защита малообеспеченного и нуждающегося в жилье населения. И это пока единственная реальная форма доступного жилья. Тем более для молодежи это огромная надежда на будущее. У нас теперь появилась новая традиция: родители, родственники, друзья дарят молодоженам деньги на ипотеку. Это считается самым лучшим свадебным подарком.

"Так не бывает: производительность не растет, а зарплата растет"

- Владимир Путин одной из основных своих задач на посту премьер-министра называет повышение производительности труда в России. Что с этим происходит в Татарстане? У вас средняя зарплата меньше, чем по стране. Как это влияет на производительность труда?


- Вы очень правильно ставите вопрос. Так не бывает: производительность не растет, а зарплата растет. Как я уже говорил, мы развиваемся довольно-таки интенсивно. Хочу отметить, что уровень заработной платы по регионам России обусловлена, главным образом, отраслевой структурой экономики субъектов и их природно-климатическими условиями. Например, в Сибири есть и газ, и нефть, количество работающих людей меньше, объем валового продукта больше. Конечно, мы равняться с ниим по зарплате не можем. И при этом величина зарплаты у нас, как вы сказали, в среднем ниже по России, но самая высокая в Приволжском федеральном округе. Безусловно, надо более эффективно работать, и зарплата должна расти на основе опережающего роста производительности труда.

Но величина заработной платы не в полной мере отражает уровень благосостояния людей. А главное, что на эту зарплату можно купить и по какой цене? Поэтому показателем, наиболее реально отражающим уровень жизни, является покупательная способность - отношение величины денежного дохода к стоимости минимального набора продуктов питания.

Так, например, среднее значение данного показателя в июне 2008 года по Приволжскому федеральному округу составило - 5,72 пункта, самый высокий коэффициент покупательной способности населения в округе у нас в республике - 8,1 пункта. Потому что стоимость фиксированного набора потребительских товаров и услуг в республике одна из самых низких в России. В последнее время, например, стоимость минимального продуктового набора в Татарстане - самая низкая в России.

- Насколько сегодня кадровая проблема, о которой наша газета постоянно говорит, является для Татарстана важной?

- Кто бы это не изрек в свое время действительно кадры решают все. Управленцев на самом деле не хватает, но не хватает и квалифицированных рабочих. И мы серьезно занялись этой проблемой.

Прежде всего, мы меняем систему профессионального образования. Вот пройдет несколько лет - об этом заговорят все. А мы уже сейчас у себя в республике, несмотря на болезненность вопроса, зная, что не хватает рабочих рук, прекратили прием в профтехучилища после девяти классов общеобразовательной школы. Идем на это сознательно, зная, что может появиться определенный разрыв в обеспечении кадрами, но лучше прерваться сейчас, чем потом исправлять ошибки. Это продумано. Сначала человек заканчивает 11 классов, потом поступает в училище на более короткий период и проходит практическую часть обучения. Затем направляется на производство. Если человек сходу хочет поступить в вуз, пускай идет. Мне говорили, что республика потеряет часть ребят, которая после 9 классов уйдут в профтехучилища соседних регионов. Но, как оказалось, уходит совсем незначительное количество. В данном случае мы не теряем, а приобретаем более эффективную систему подготовки квалифицированных рабочих, которая, кстати, выгодна и для самих молодых людей. Получается, что они включаются в определенный производственно-образовательный кластер. У нас есть мысли по предоставлению жилья выпускникам техникумов и вузов: скажем, они могли бы участвовать в программе социальной ипотеки на льготных условиях.

Вы знаете, мы же первыми в России создали инкубатор идей. Реконструировали одну из пустующих площадок оборонного завода и вытащили на свет молодых талантливых ученых, которые в одиночку бились над реализацией своих очень полезных идей. Потом мы начали создавать технопарки.

"Я ведь все время у власти"

- Вы один из самых опытных руководителей в стране. К какому типу руководителей Вы сами себя относите? Повышаете ли голос на подчиненных или стараетесь этого не делать? Интересуетесь ли их личной жизнью или формальные отношения для Вас более комфортны?


- Начну с последнего: я может быть и не дохожу до каждого, но к своим подчиненным формально не отношусь. Это вообще исключено, потому как безнравственно. Если ты, как говорится, большой начальник, то к кому же, как не к тебе, люди должны обращаться за помощью? Мне сложно сказать, какой я руководитель. Нужно, наверное, спросить об этом у моих подчиненных.

Когда я выезжаю в районы, города, деревни нашей республики, открываю школы, дома культуры, сначала смотрю: где стоит народ и сам подхожу к ним, нарушая весь протокол. Пока не пообщаюсь с людьми, до места официального мероприятия не иду. У меня нет проблем в общении с людьми. Я спокойно иду в самую гущу и отвечаю на все вопросы, какие бы ни задавали. Знаете, сколько я получаю от этих бесед информации для работы? Особенно люблю разговаривать с детьми, они-то уж точно правду скажут обо всем.

Понимаете, я ведь все время у власти (В 25 лет Минтимер Шаймиев был назначен управляющим районным отделением "Сельхозтехники", в 32 - министром мелиорации и водного хозяйства республики - прим. редакции). Искренне говорю, я не знаю другой жизни. Я всегда поднимался все выше и выше. Для меня понятие "власть" - это просто работа. Я работаю шесть дней в неделю, а в воскресенье - меня не трогай. Прошедшая неделя от будущей должна отделяться спокойным воскресеньем: общением с домашними, игрой в шахматы, катанием на лыжах…

В указаниях я очень краток. Со многими людьми уже давно работаю и мне кажется, что они должны понимать меня с полуслова. Это, наверное, мой недостаток. Я даже не всегда договариваю, остальное, мол, давай, додумывай сам. Люди к этому привыкают. Могу сказать пару слов и на повышенном тоне, но это уже любя…

- Все понимают, что это любя?

- Понимают. Но я в основном говорю тихо. В этом есть сила убеждения. В нашей команде есть главное - взаимопонимание. И вашей команде, выпускающей газету "Труд", желаю того же и, конечно, побольше благодарных читателей!

- Спасибо Вам, Минтимер Шарипович.

Газета "Труд", 3 декабря 2008 года