Выступления, интервью


Минтимер Шаймиев: Россия вне цивилизованного рынка уже немыслима

Минтимер Шаймиев из числа тех региональных и федеральных лидеров, которые в дополнительном представлении не нуждаются. Это и понятно: пожалуй, никому не удалось сохранить свое лицо и в то же время отстоять интересы республики во времена Ельцина, как это сделал Шаймиев. Благодаря его авторитету и природной гибкости Татарстан более чем органично вписался в выстраиваемую ныне Владимиром Путиным новую вертикаль управления страной. Наконец, трижды с оглушительным перевесом над своими соперниками Минтимер Шаймиев побеждал на выборах президента Татарстана. Такое единодушие избирателей в наше не слишком располагающее к доверчивости время, согласитесь, бывает не часто.



Чем обусловлен этот результат? Во-первых, тем, что в самое сложное для России время, когда иные пессимисты предсказывали скорый распад страны, именно благодаря виртуозной политике Шаймиева Татарстану удалось остаться на позициях здравого смысла и в известной степени способствовать сокращению центробежных тенденций во всей стране. Именно тогда Минтимер Шаймиев и обнародовал свое политическое кредо: центризм, стабильность межнациональных отношений, гражданское согласие во имя созидания. Кредо, верность которому он сохранил на все эти годы.

И еще об одном. В былые годы Татарстан и его лидера часто упрекали в том, что республика не проявляет повышенного энтузиазма при реализации провозглашавшихся тогда реформ. Шаймиев действительно "поспешал медленно". Он сначала наладил в республике механизм социальной защиты наиболее уязвимых слоев населения, а затем проводил реформы так, чтобы они не стали, как повсеместно по России, бранным словом. А что в итоге?

Татарстан первым в стране ввел свободную куплю-продажу земли и при этом не только не потерял за годы реформ ни одного гектара пашни, но и смог добиться максимально эффективного ее использования. Чего стоит только один факт: в этом году Татарстан собрал без малого 6 миллионов тонн зерна при урожайности в 40,1 центнера с гектара. И это - в зоне так называемого рискованного земледелия! С констатации этого незаурядного факта и началась наша беседа с президентом Республики Татарстан Минтимером Шаймиевым.

- Это действительно событие, выдающееся достижение всех тех, кто принимал непосредственное участие в формировании большого татарстанского каравая. На душу населения произведено зерна в два с лишним раза больше, чем в среднем по Российской Федерации. Такой сбор, как принято считать в мировой практике, сполна обеспечивает основу продовольственной безопасности.

Шутка ли сказать: работая в зоне рискованного земледелия, мы стали получать кубанские урожаи. Значит, не только погода, но и люди, их мастерство определяют конечные результаты.

- Ну, насколько я знаю, дело еще и в постоянном, на протяжении многих лет, внимании руководства республики к нуждам и проблемам сельских товаропроизводителей?

- А "по щучьему велению" чудеса происходят только в сказках. За нынешними результатами земледельцев республики - тонкий и точный расчет. Мы исходили из того, что на селе у нас живет около 30 процентов населения. И бросить их на произвол судьбы в период радикальных перемен, безусловно, мы не смогли и не хотели. Вот почему финансирование села в Татарстане ведется не по остаточному, а по приоритетному принципу.

Что это такое? Два с лишним миллиарда рублей бюджетного финансирования плюс еще два с половиной в виде товарного кредита, которые, между прочим, аккуратно возвращаются зерном или другой сельхозпродукцией. За последние два года хозяйствам на лизинговой основе выделены 3 тысячи тракторов - почти пятая часть приобретенных в целом по России, тысяча зерноуборочных комбайнов. Да и в самой республике налажено производство важнейших видов сельскохозяйственной техники.

А разве не об эффективности государственной поддержки села говорит тот факт, что в Татарстане на гектар пашни вносится удобрений в шесть раз больше, чем в среднем по России? Вот поле в ответ на такую заботу и возвращает все сторицей. Это плоды каждодневной и целенаправленной работы по экономической поддержке сельских товаропроизводителей, убедительное доказательство правильности нашего курса на приоритетное внимание к аграрной сфере.

- Недавно Президент Путин подписал Закон о земле, при обсуждении которого было сломано немало копий в Государственной Думе. Противники закона утверждают, что с его принятием в России как бы дали "зеленый свет" различного рода спекулянтам и олигархическим структурам, мечтающим прибрать эту землю к рукам и поживиться за счет крестьянина. Между тем в Татарстане уже несколько лет действует собственная законодательная база, разрешающая и регулирующая куплю-продажу земли. Что в этом плане показал опыт Татарстана?

- Я буду предельно откровенен. Если у нас не будет купли-продажи земли, то тогда вообще нет смысла говорить о каком-либо развитии рыночных отношений в России. И следует забыть о каком-либо притоке инвестиций в наше село. Те, кто уверяет, что наши земли хотят скупить какие-то злодеи, или заблуждается сам, или намеренно вводит в заблуждение других.

Аграрный бизнес работает во всем мире по тем же законам и правилам, что и любой другой бизнес. Инвестор, если он не глуп, всегда все просчитывает: и возможные риски, и возможную прибыль, и возможность залога той же земли под банковские кредиты. Это нормальные рыночные отношения.

Татарстан уже живет по этим суровым, но во многом и справедливым законам. И я вас уверяю: в республике не найти ни гектара заброшенной земли, где инвестор не пытался бы получить максимум продукции с площади, за которую он заплатил своими кровными деньгами.

Что меня особенно поражает, так это то, что против купли-продажи земли в основном выступают в тех регионах, где десятки тысяч гектаров пашни вообще позабыты-позаброшены. И они утверждают: продавать нельзя, потому что... нельзя. Готов согласиться с такой постановкой вопроса, но при одном условии: найди для своего села серьезные инвестиции сам, вкладывай в ниву. А в этих регионах по-прежнему уповают на финансовые инъекции государства. А у государства денег нет и вряд ли в обозримом будущем появятся.

- Выходит, выход в поиске именно частного инвестора?

- Только так. Причем не только отечественного. У нас в Татарстане разрешено продавать землю и иностранцам. Правда, с одним существенным условием: земля приобретается не путем выкупа пая, а из земельного ресурсного фонда и по разрешению Госсовета республики. И еще одно ограничение: продаваться земля может только для сельхозназначения. В противном случае договор расторгается. На наш взгляд, здесь выстроены все возможные механизмы защиты земельных угодий от использования ее не по назначению. В результате инвесторы, которые хотят делать нормальный агробизнес, эту землю приобретают, а шелуха, как это и положено, отсеивается сама собой. И очереди из олигархов и иностранцев, надеющихся пустить нашу землю на ветер, пока в республике не замечено.

Вместе с тем, если хозяин пая желает его продать, но не находит желающего, мы идем ему навстречу. В этом случае пай выкупается земельным ресурсным фондом. И не только для того, чтобы подыскать для него подходящего инвестора. В том случае, когда в село приезжает новая молодая семья, а все паи уже распроданы, она может купить для себя землю на определенных условиях именно из этого фонда.

- И все же, наверное, успехи Татарстана в земельной реформе во многом обусловлены тем, что республика к этому готовилась в отличие от многих других регионов России?

- Это действительно так. Нужно четко и досконально знать, что ты продаешь и что покупаешь. "Втемную" такие сделки совершают картежники и шулеры, а не бизнесмены. Это обязательное условие для создания подлинного рынка. Так вот, на протяжении нескольких лет мы упорно работали не только для того, чтобы создать соответствующую законодательную базу, но и завершили формирование базы данных Государственного земельного кадастра, создали автоматизированную систему его ведения. А в итоге получили развитую систему государственной регистрации прав на землю и другое недвижимое имущество.

- И вместе с тем вы, насколько мне известно, считаете, что такие законы, как землепользование, должны носить "рамочный характер" и по мере готовности к нему того или иного региона должны регулироваться местными законодательными актами. А что вообще вы думаете о сегодняшнем развитии федерализма в России?

- Конечно, те регионы, где не имеют представления о том, какой землей они владеют, к земельной реформе, мягко говоря, еще не подготовлены. И тем не менее федеральный закон о землях сельхозназначения принимать нужно и как можно быстрее. Он простимулирует нерадивых глав регионов поскорее определить, чем они в действительности владеют, и как этим богатством нужно эффективно управлять.

Что же касается сегодняшнего состояния федерализма, то вопрос этот исключительно сложен и деликатен. Да, я поддерживаю Президента Путина во многих его начинаниях. И считаю, что инициированная им реформа вертикали власти во многом обусловлена тем бедственным состоянием России, которую он получил в наследство. У руководства многих регионов РФ, к сожалению, оказалось немало не очень состоятельных в управленческом плане людей, в результате многие дельные реформы пробуксовывали. В результате перед Владимиром Путиным встал вопрос: а как обустроить эту огромную страну? Так родилась идея создания семи федеральных округов.

К сожалению, эта концепция не очень сочетается с принципами истинного федерализма. Да, в стране нужно наводить порядок, да, Россия должна быть управляемой. Здесь все мы - по одну сторону баррикад, единомышленники. Но при этом я исхожу из основополагающего тезиса: Россия не может быть нефедеративной. Все остальное - самообман, поиск любого иного пути к наведению порядка в стране - это не путь к демократии. Если мы начали перестраивать наше общество и хотим войти в семью развитых стран, мы, безусловно, должны заниматься выстраиванием взаимоотношений между различными уровнями власти. Но на базе демократических ценностей.

- Вы имеете в виду вопрос о разграничении полномочий между центром и регионами?

- В том числе и это. Главное - не доводить дело до абсурда. По закону о земле мы уже говорили: он не может быть одинаковым и для Татарстана, и для Кавказа, и для Камчатки. А вот другой пример: в Татарстане, где русских и татар почти поровну, государственными языками являются и русский, и татарский, а в федеральном законе это не предусмотрено. Но разве, приняв такой закон, мы угрожаем нарушить целостность России? Абсурд! Гораздо больше этой целостности угрожают те, кто пытается всю Россию, при том многообразии наций и народов, которые ее населяют и считают своей родиной, причесать под одну гребенку.

Еще пример. Был принят новый налоговый кодекс. Там сказано, что субъекты федерации или местные органы не вправе устанавливать свои налоги. А ведь это - прямое нарушение Конституции, открытое вторжение в компетенцию местных органов власти.

И вместе с тем я открыто говорил и продолжаю повторять: я поддерживаю Владимира Путина. В условиях рыхлой, неэффективной и неуправляемой страны он не мог не начать с укрепления вертикали власти. Уверен, что в самом скором времени он придет к идее соблюдения необходимого баланса: сильный центр - сильные регионы. Конечно, мы должны входить в единое правовое поле и жить по единым законам. Но это должны быть законы федеративного государства, в котором полномочия центра и регионов четко разграничены. Я убежден, что очень скоро Владимир Путин придет к необходимости демократизировать и либерализовать эти отношения.

- В заключение хотелось бы коснуться одной из самых горячих тем сегодняшнего дня: борьбы с терроризмом и той акции возмездия, которая осуществляется сегодня мировым сообществом в отношении Афганистана.

- Любой террор должен быть наказуем. Когда в нормальном обществе существует такое явление - это путь к страху, а значит, и к ограничению прав каждого человека. Но вместе с тем борьба с терроризмом сегодня ни в коем случае не должна сопровождаться - что, к сожалению, происходит - ростом антиисламских настроений. Ислам сам по себе не может быть угрозой для общества, государства или других религий. В Коране сказано, что тех, кто уверовал в Коран, и тех, кто следует иудаизму или христианству, верил в Господа и Судный день и творит добро, - всех ждет награда у Аллаха. Ислам в своей основе - исключительно мирная и толерантная религия. Он не привнесен в Россию, а одна из основ российского общества наряду с православием.

Что же касается борьбы с терроризмом, то скажу одно: есть террористы, которые совершают преступления, прикрываясь исламом. Они совершают тяжкий грех. Терроризм не имеет религиозного лица. Мы не должны поддаваться на этот шантаж.