Выступления, интервью


"Президенту Шаймиеву за победу над самим собой"

Президент Татарстана Минтимер Шаймиев, безусловно, один из признанных лидеров среди региональных политиков. К нему высок интерес российской прессы, имя Шаймиева - в группе лоббистов "с очень сильным влиянием". А вот о ситуации с татарстанской прессой в журналистской среде говорят разное, порой прямо противоположное. Что в республике свободное слово весьма ограничено и все республиканские СМИ подконтрольны президенту. Или что он открыт и доступен для журналистов, за четвертую власть их почитает и в проведении своей политики на них опирается. Как бы там ни было, в Татарстане сегодня зарегистрировано около 400 различных средств массовой информации и на тысячу жителей республики приходится 489 экземпляров газет, что ставит республику на второе место среди самых читающих регионов России. Президент Татарстана награжден Дипломом Союза журналистов России "За открытость в общении с прессой" и является лауреатом Национальной премии Российской Федерации в области связей с общественностью "Серебряный лучник". С президентом Республики Татарстан Минтимером Шаймиевым беседует председатель Союза журналистов республики Римма РАТНИКОВА.

- Минтимер Шарипович, при вручении вам премии "Серебряный лучник" вы сказали очень трогательные слова. Что эта премия досталась вам с огромным трудом, через преодоление самого себя...

- "Я сам ее назвал бы премией президенту Шаймиеву за победу над самим собой". Да, я сказал именно так. Потому что мои взаимоотношения с журналистами складывались непросто. Особенно в начале девяностых, когда, упиваясь вдруг предоставившейся свободой журналисты словно потеряли контроль над собой. Волны совершенно несправедливой критики накатывали одна за другой. Нелегко было удержаться от испытанных партийных методов - строгого контроля, телефонного права, ведь мы все вышли из партийной системы. После тотальных запретов сразу трудно признать неограниченное право газетчиков писать все, что угодно. Новые методы сотрудничества, партнерства с прессой только нарабатывались. Рад, что мы смогли найти общий язык, потому что высоко ценю журналистский труд. Да и сами журналисты на мой взгляд, уже "повзрослели", пережили эту болезнь - эйфорию от вседозволенности. В стране за эти годы произошли огромные изменения, никогда наше общество не было столь открытым, никогда граждане не имели столько возможностей по защите своих прав и свобод. Другое дело, что поколение, выросшее в несвободном обществе и не знающее вкуса свободы не может его оценить в полной мере. Кто-то, может быть, хотел бы вернуть старые времена только потому, что тогда не задерживали зарплату и пенсию. Но наша молодежь вырастает уже в новое время и во имя ее будущего мы не имеем права сворачивать с пути демократических преобразований.

- Татарстан иногда упрекают в том, что учредителями подавляющего большинства СМИ в республике является государство. Как вы к этому относитесь?

- Давайте начнем с того, что один из самых демократичных законов России не запрещает государственным органам выступать учредителями СМИ. В Татарстане мы пошли по пути сохранения всего многообразия прессы. С начала перестройки не закрыли по финансовым причинам ни одно издание, а открыли с десяток - молодежных, детских, культурных, национальных. Да, они не могут - по разным причинам - быть сегодня рентабельными, требуют материальной поддержки от государства. Если государство не смогло создать условий для того, чтобы такого рода издания могли работать безубыточно, если не благоустроен рынок прессы, если предполагаемые подписчики не обеспечены доходами - государство вынуждено дотировать прессу, с тем чтобы сделать ее более доступной по цене, чтобы через несколько лет не получить общество, не умеющее читать.

- Кстати, совсем недавно министерство финансов Татарстана, обеспокоенное состоянием бюджета, предложило прекратить дотацию ряду изданий.

- Я не поддержал это предложение. К таким вопросам надо подходить аккуратно. Ведь детское или национальное издание, которое явно убыточно и не представляет сиюминутной политической выгоды, никто, кроме государства, поддержать не захочет. И что же, дети должны остаться без газет и журналов?

- Когда в Совете Федерации обсуждалось, будет ли продлено действие Закона РФ ?О государственной поддержке СМИ и книгоиздания¦, вы выступили за его продление. Журналисты оценили эту вашу позицию, ведь этот российский закон помогает не только государственным, но и независимым...

- Да, некоторые губернаторы говорили, отдайте эти льготы нам, мы сами будем решать, какую газету надо поддержать, а какую нет. Хорошо, что этот Закон продлен до 2002 года, это значительно облегчит прессе выживание. У нас в Татарстане некоторые депутаты высказывают предложение принять свой такой закон и дать СМИ дополнительные льготы, например, приравнять прессу к товарам первой необходимости и снять с нее налог с продаж. А почему бы и нет?

- А если все же Госдума примет поправку к Закону о СМИ, запрещающую государству выступать учредителем средств массовой информации?

-Возможно, с точки зрения европейской демократии это будет справедливо. Но мы с вами живем в переходный период, рынок еще не сложился. Еще более обострилась ситуация в связи с финансовым кризисом в стране, у многих россиян нет надежных источников дохода. Подавляющее большинство людей не имеют возможности приобретать или подписываться на газеты по их реальной рыночной цене. Москва и Петербург, где практически не осталось государственных газет, это еще не вся Россия. Большинство российских газет - областных, городских, районных, как мне известно, живут очень и очень трудно и выживают благодаря именно поддержке государства.

Если учредители создавали бы СМИ с целью превратить газетное дело в рентабельный бизнес, как на Западе, согласен. Тогда тираж издания, а значит, и доходы напрямую зависят от добротности и об'ективности публикуемой информации. На необ'ективную газету читатель денег не отдаст. А у нас газету приобретают или создают, заведомо зная о ее убыточности. Значит, это делается с политическими или лоббистскими целями. Не думаю, что в таком издании журналисту легче дышится, чем там, где в учредителях государство.

- Да, это так. Недавно один коллега признался, что раньше, он работал в государственном, издании и писал, что сам думает. А теперь, в коммерческом, пишет то, что велит редактор. И все же в республике, где органы государственного управления и власти являются учредителями очень многих влиятельных СМИ, вопрос свободы печати остается...

- Вы ведь долгое время работали редактором молодежной газеты, когда-нибудь вы чувствовали прессинг или что-то в этом роде? Я, признаюсь далеко не всегда разделял то, о чем вы там писали в "молодежке" Временами просто категорически не разделял, тем более газета часто обращалась к очень тонким национальным вопросам.

- Один раз вы сказали, что мы очень долго испытываем терпение президента. Это был, конечно, не запрет, скорее - намек. Другого случая не припомню. Однако некоторые независимые коллеги считают, что читать наши официальные издания скучно, они как бы изначально засушенные...

- В данном случае я не считаю эти высказывания об'ективными. В любом издании есть свои плюсы и минусы, независимо от того, кому эти СМИ принадлежат. В этом не виноваты и учредители в лице государственных органов. Возможно, виноваты сами журналисты! Надо пересмотреть свои взгляды на профессионализм. То, что было здорово несколько лет назад, сегодня читателю неинтересно. Старайтесь поспевать за жизнью. В конце концов за смелое слово, если оно об'ективно и достоверно, у нас никто никогда не наказывает. А вот пример, когда прежний руководитель ГТРК "Татарстан" был освобожден от должности за то, что при трансляции репортажа с сессии Государственного Совета "вырезал" критику некоторых влиятельных чиновников, думаю, помнят многие. Я выступаю против, когда газеты льют елей. Например, некоторые министерства и ведомства создали свои газеты, чтобы поддерживать имидж. Нужно ли это - на мой взгляд, здесь есть вопрос.

- Но ведь политических видов на средства массовой информации в России никто не скрывает. Возьмем ситуацию с созданием Масс-медиа-холдинга ВГТРК и желанием вобрать в него все региональные телерадиокомпании... Цели декларировались довольно ясно: чтобы владеть ситуацией в период выборов. Татарстан в этой мясорубке чуть ли не потерял свое телерадиовещание...

- Для народов нашей республики это был бы большой урон. После очень непростых переговоров с руководством ВГТРК мы договорились, что Татарстан будет продолжать теле- и радиовещание в прожнем режиме, а для холдинга будет создан свой канал. Скажем откровенно, российские телекомпании сегодня мало интересуются культурой и обычаями, религией народов, проживающих в России. Стоило, например, больших трудов добиться создания информационно-просветительской передачи "Энциклопедия Ислама. 1000 и один день".

А ведь в России проживают более 20 миллионов мусульман. Я интересовался, почему по российским каналам не показывают передач, например, о татарской культуре, традициях других народов? У таких передач нашелся бы свой зритель, достаточно сказать, что татары - второй по численности народ в России. Отвечают, что тематика, интересующая российских телезрителей, весьма ограничена: грабежи, скандалы, публичные дома, национальные конфликты. А где же мирные инициативы, оптимистические примеры того, как люди не просто выживают, но и созидают?

- К сожалению, Минтимер Шарипович, журналисты в нашей стране (хотя и неудобно это говорить о своих коллегах) не очень-то разделяют принцип "не навреди". Вот, например, в первом пункте редакционного устава газеты "Нью-Йорк таймс" говорится: не допустить столкновения интересов, не вызвать конфликтов своей журналистской деятельностью. А у нас некоторые коллеги прямо-таки целью ставят, столкнуть людей или разные группы. Это этические проблемы журналистики, которые во всем мире регулируются самой журналистской средой. В России и в Татарстане у журналистских Союзов пока практически нет рычагов для саморегуляции, но говорить об этом мы обязательно будем, потому что поднять уважение к представителям своей профессии ? в наших корпоративных интересах.

- Хорошо, что вы сами поднимаете эти вопросы. Между прочим, это ведь большой спектр очень непростых проблем: честность, неподкупность журналистики, справедливость журналистов по отношению к отдельным гражданам, об'ективность. А в конечном итоге это и вопрос доверия общества к журналистам и журналистике. Желаю успехов.

Журнал "Журналист" ¦1. Январь 1999г.