Выступления, интервью


Договору Татарстана с Россией v пять лет. Что дальше?

Договор Татарстана с Россией стал документом, снявшим острейшую конфликтную ситуацию. Достаточно вспомнить, какую тревогу вызывал Татарстан в начале 90-х годов. В республике шли постоянные митинги, национальные партии требовали выхода республики из состава России, наш парламент с трудом уходил от вопроса провозглашения полной независимости, и если сегодня данный вопрос не ставится в этой плоскости, то только благодаря Договору.

Появление Договора Татарстана с Россией было далеко не случайным. Мы в своих намерениях опирались на Декларацию о государственном суверенитете республики, референдум, на котором население поддержало курс на укрепление самостоятельности, Конституцию Татарстана, принятую в 1992 году, задолго до появления Конституции РФ. Татарстан не подписал Федеративный договор и предложил формулу двусторонних отношений, устраивающих и республику, и федеральный центр.

Противников Договора было много в прошлом, достаточно их и сегодня. За эти годы мы услышали немало критики в свой адрес. Договор пытались представить как источник развала России, требовали его денонсации, в Государственной Думе принимались законы, ограничивающие права суб'ектов. Договор Татарстана с Россией был судьбоносным, благодаря ему была сохранена целостность государства. Нельзя преуменьшать роль и других договоров, которые появились вслед за татарстанским. Они нашли формулу согласия суб'ектов и федерального центра и тем самым стали источником стабилизации государства. Не будь их, страна могла бы оказаться в состоянии хаоса.

Совсем недавно Егор Строев назвал подписанные суб'ектами договоры "примитивными". Если бы такая оценка прозвучала из уст какого-либо другого политика или должностного лица, можно было бы на это не обращать особого внимания. Но когда негативное отношение к договорам в той или иной форме все чаще исходит от председателя Совета Федерации - органа, представляющего регионы федерации, без согласования с этим органом власти, видимо, нужно относиться к этим оценкам не более чем к личной позиции.

В прессе идет дискуссия о том, какой должна быть федерация: договорно-конституционной, конституционно-договорной или конституционной. Мировая практика знает различные варианты учреждения федерации, и договорная форма - одна из самых демократичных. Но, к сожалению, Россия, игнорируя федеративный договор, отдельные договоры, пытается решать построение Федерации только через Конституцию, которая принималась без учета мнения республик и ряда других регионов.

Многие сегодняшние проблемы России были заложены именно в Конституции РФ, так как этот Основной Закон по сути далек от подлинного федерализма.

Сегодня Министерство юстиции, другие ведомства России шлют письма с требованием привести законы и конституции республик в соответствие с российской. Но ведь многие конституции республик принимались раньше российской, и их следовало учесть при разработке основ проекта Конституции РФ 1993 года, чего не было сделано. Раз уж выбрали путь демократического развития, то и нужно было следовать ее принципам, формируя государство "снизу вверх", а не диктовать сверху.

В России идет сложный противоречивый процесс государственного переустройства страны. По сути дела речь идет о формировании обновленной России в новых границах и с иными базовыми принципами. Россия никогда не была истинной федерацией, хотя и называлась таковой. Сейчас она находится на стадии формирования новых отношений, опирающихся на добровольность, демократию и признание прав всех народов, проживающих на ее территории.

Договор Татарстана с федеральным центром появился в тот момент, когда мог начаться откат от завоеваний демократии к унитарному государству. По сути дела благодаря ему был поставлен заслон возврату к империи, а федерализм начал становиться реальным и демократическим. А после подписания более 50 договоров суб'ектов с федеральным центром можно говорить о формировании федерации как договорно-конституционной. При неизбежном внесении изменений в Конституцию РФ государство станет конституционно-договорным, но этому должна предшествовать конструктивная согласительная процедура прежде всего с республиками. Это наиболее реальный и отвечающий интересам большинства суб'ектов путь обновления России.

Федерализм должен соответствовать природе многонационального государства, каковым является Россия. У татар, башкир, чувашей и других нет иной родины, кроме России, они являются коренными и государствообразующими народами. Многие политики недооцениваю значение национального вопроса, потому что раз русских подавляющее большинство, то и незачем якобы заниматься и другими народами.

В национальной политике нельзя играть цифрами. Следует помнить, что за этими процентами целые народы и их непростое прошлое. Насколько опасна такая близорукая политика, показал пример Чечни, который не должен повториться вновь. Однако многие реальные проблемы до сих пор не находят своего приемлемого решения. Нерусские народы не имеют представительного органа, где могли бы вырабатывать общую политику. Многие решения, как, например, о форме российского паспорта или законодательного учета коренившихся традиций народов т.д. и т.п., принимаются без учета специфики республик.

Все законы сегодня, к сожалению, принимаются путем процедур обычного голосования, в результате представители национальных территорий всегда оказываются в меньшинстве. К примеру, желание республики Ингушетия провести референдум по вопросу об изменениях в судебной и правоохранительной системе с учетом вековых традиций этого народа встретило яpoe сопротивление. Ингушетия не ставит вопрос выхода из Российской федерации и не отказывается в целом от российского уголовного кодекса. Более того, Президент Руслан Аушев предлагает подписать соответствующее соглашение. Нет же, кое у кого довлеет имперское мышление, предпринимаются попытки запретить проведение референдума - высшей формы демократического волеиз'явления целого народа. Разве это не искусственное раздувание легко решаемой проблемы? Ведь таким образом можно любой вопрос превратить в непредсказуемый конфликт. Кому это нужно?

Стабильность государства, успешная реализация экономических реформ, само сохранение России зависят от того, насколько последовательно будут проведены принципы демократической федерации в жизнь. Без завершения процесса федерализации в стране не будет торжества демократии, а без демократических институтов не может развиваться цивилизованный рынок. Я убежден: решение экономических проблем страны во многом связано с последовательной федерализацией всех структур.

В федеральном центре ощущается желание закрутить гайки, поставить регионы, так сказать, на место. Республики обвиняются во всех смертных грехах. Они якобы разваливают страну, не платят в федеральный бюджет, принимают не те законы, какие надо, нарушают Конституцию и т.д. и т.п. Мы постоянно слышим угрозы в свой адрес. Но если оглянуться назад и проанализировать политику Татарстана, то после подписания Договора республика выступала как фактор стабильности в России. Мы не создавали проблем центру. Наоборот, именно наш опыт борьбы с преступностью, социальной защиты, введения монополии на алкоголь, земельной реформы, проведения в целом экономических реформ становится более приемлемым для всей страны. Мы цивилизованно следуем договоренностям и скрупулезно исполняем взятые на себя обязательства, хотели бы увидеть такую же последовательность и со стороны центра.

Невозможно и не нужно пытаться всей экономикой управлять из центра. Проблема не в том, что у регионов слишком много функций или у кого-то из суб'ектов больше прав, а у кого-то их меньше, проблема в том, что центр перегружен функциями при отсутствии реальных рычагов централизованного управления. В рыночных условиях нет необходимости всем и вся командовать сверху. У центра должно быть не максимальное, а оптимальное количество стратегических функций. Но зато уж и исполнение должно быть ответственным. Нужно создать гарантии от повторения ситуации 17 августа. Мы не можем об'яснить населению, почему решения, которые касаются судьбы всей страны, принимаются в узком кругу, почему усилия республики по стабилизации экономики разбиваются о некомпетентность допустившего это федерального Правительства. Судьбоносные для страны решения не должны приниматься без согласования с суб'ектами Федерации. Если уж вырабатывается общая политика страны, то она должна быть партнерской, согласованной, тогда и регионы будут исполнять ее как свою собственную.

Вопрос государственного устройства самый сложный и тонкий из всех политических проблем. Он требует от руководителей, депутатов, политиков максимальной ответственности. К сожалению, в пылу полемики ряд политиков позволяют себе непродуманные высказывания. Не интересуясь мнением суб'ектов Федерации, они начинают изобретать новые губернии с произвольными границами, об'единяют республики с областями и краями в гипотетические замысловатые регионы, определяют новые столицы. Кому-то, видимо, не терпится таким способом побыстрее покончить с государственным единством России.

Татарстан не позволит в одностороннем порядке менять свой статус, мы ни на йоту не отступим от того, что записано в Договоре. Для нас это стало образом жизни нашего дружного многонационального народа. Следует также оставить в прошлом уравнительные принципы и пытаться уравнять республики с областями и краями. У республик есть существенные отличия в виде государственности, зафиксированной в российской и местных конституциях, право введения своего гражданства, национальные государственные языки наряду с русским. Россия - огромная страна с исключительным этническим, культурным и экономическим многообразием регионов. В таком государстве неизбежно формируется асимметричная федерация, как отвечающая ее естественной природе. Союз России с Белоруссией, возможно, добавит еще один дополнительный элемент усиления асимметричности. Хотя будущее этого Союза, с моей точки зрения, весьма иллюзорное и неопределенное.

В прессе муссируется тема привилегий Татарстана. Все пишут о полномочиях республики, не интересуясь, какие обязательства она берет на себя, разгружая центр от несвойственных функций. Должен сказать, что у Татарстана существует только одна привилегия - самостоятельно нести в пределах своих полномочий ответственность перед своим народом за благополучие республики и меньше обращаться в федеральный центр с просьбами и претензиями. Республика, кроме региональных властных структур, практически не имеет расплодившихся в России различных региональных подразделений федеральной власти и не ощущает их необходимости. При этом нам удалось за годы реформ более успешно решить проблемы развития социальной и других сфер. К примеру, за 1992-1998 гг. среднегодовые об'емы роста производства зерна, газификации села, строительства дорог, телефонизации и выполнения программы ликвидации ветхого жилья имеют более высокие темпы, чем когда-либо. Несмотря на то что республика перенасыщена оборонными предприятиями, она вот уже четыре года подряд имеет хотя и небольшой, но рост производства промышленной продукции.

Основная проблема заключается не в том, чтобы получить больше прав, а в том, чтобы их исполнить. Если уж суб'ект решается взять на себя какие-то функции, то он должен брать и соответствующую долю ответственности и по этим вопросам не ссылаться на федеральный центр.

Россия стоит на пороге нового тысячелетия. Она в начале XX века испытала тектонические сдвиги в общественных отношениях. Основная историческая ошибка предыдущих поколений политиков состояла в том, что они пытались сохранить империю. Сегодня следует учесть ошибку советской власти и вступать в новое тысячелетие как демократическое, подлинно федеративное государство.

Минтимер ШАЙМИЕВ, Президент Республики Татарстан. Казань.

"Российская газаета" , 13 февраля 1999 года.