Выступления, интервью


Ослабление губернаторов - ослабление России

Реформа власти, затеянная президентом России, затрагивает интересы Татарстана, возможно, больше, чем какого-либо другого российского региона. От Бориса Ельцина президенту Минтимеру Шаймиеву удалось добиться эксклюзивных прав для своей республики, ее Конституция отличается от российской не только во второстепенных, но и в принципиальных вопросах. Некоторых законов, по которым живет Татарстан, в России еще просто нет, например о купле-продаже земли. Налоговые отношения региона-донора и центра строятся по отличным от других принципам.

И, несмотря на явную угрозу потерять завоеванное в последние годы, именно Минтимер Шаймиев практически не выступает с публичной критикой реформаторских инициатив новой власти, не создает оппозицию и, скорее, высказывает поддержку Кремлю, нежели выражает несогласие Почему? Просто Минтимер Шаймиев умеет договариваться. Он смог найти общий язык со всеми пятью премьерами, верит и в то, что найдет понимание своей позиции у нового президента, и в то, что именно сейчас есть вполне реальный шанс превратить "эксклюзив Татарстана" в общее правило для всех. Тем не менее он не идет в федеральную власть и уже отказался от двух предложений Кремля - стать полномочным пред-ставителем президента в Поволжском округе и возглавить создаваемый Госсовет. У Минтимера Шаймиева, никогда не совершающего опрометчивых шагов, были на то свои резоны. В беседе с корреспондентом "Эксперта" президент Татарстана высказал свое мнение по поводу административной реформы России.
.

Рыхлая власть никому не нужна.

- С приходом нового президента, кто бы им ни был, надо было ожидать усиления вертикали власти. Потому что прежняя по ряду и об'ективных, и суб'ективных причин не была выстроена до конца и оказалась вялой, рыхлой и неэффективной. А в условиях глобальных перемен, для того чтобы достичь поставленных целей, нужна сильная, эффективная власть. Мы же до недавнего времени жили в практически неуправляемой стране. Понятно, что за десять лет невозможно сменить общественный строй (а именно такие задачи были провозглашены), но отсутствие власти может растянуть переходный период до дурной бесконечности. Так дальше продолжаться не могло, поэтому для меня не было никакой неожиданности в том, что новый президент начал именно с укрепления вертикали, это было естественно. .

- Но ведь при слабом и вялом центре региональные лидеры имели большую степень свободы и самостоятельности. А сейчас вы и ваши коллеги можете все это потерять. И тем не менее вы одобряете стремление усилить центр, который может подмять регионы под себя. Нет ли в этом противоречия? .

- В этом нет никакого противоречия. Я всегда говорил о необходимом балансе сильный центр - сильные регионы. Это модель цивилизованной демократической федерации, которую мы не выстроили, потому что нас затянуло в водоворот двух противоположных течений. С одной стороны, некоторые кремлевские политики были одержимы идеей унитарного государства, и любые претензии на самостоятельность регионов воспринимались как стремление к конфедерации, с другой - многие прекрасно понимали, что Россия может быть только федеративным государством, но никак не могли решиться признать это. А регионы не могли жить по-старому. .

- Прямо-таки классическая революционная ситуация... .

- А так и есть на самом деле. Отсюда и рыхлость. Если нет четкой стратегии, нет общих правил, появляются исключения. Поэтому регионы и имеют сегодня разные права. То есть при продекларированном равноправии сложилось фактическое разноправие. Так дальше продолжаться не может .И это я говорю, руководитель региона, имеющего большую, чем у остальных, самостоятельность. .

Конечно, мы должны входить в единое правовое поле и жить по единым законам. Но это должны быть законы федеративного государства, в котором полномочия центра и регионов четко разграничены, и в их пределах соблюдается верховенство законов - федеральных, если речь идет о предметах ведения центра, местных, если вопрос находится в исключительной компетенции суб'екта. Сегодня этого нет, и некоторые противоречия федерального и регионального законодательства сглаживают договоры о разграничении полномочий между центром и регионами. Но вместо того, чтобы узаконить сложившуюся ситуацию, Кремль взялся за усиление центра за счет ослабления регионов. Это видно и по Налоговому кодексу, и по ряду других правовых документов. Возможно, на начальном этапе, чтобы покончить с рыхлостью власти, это и оправданно. Но я убежден, что очень скоро Владимир Путин будет просто вынужден демократизировать и либерализовать отношения. .

И во время последней встречи с так называемыми олигархами, и в своем послании Федеральному собранию, и в программе правительства президент заявил о своей приверженности демократическим принципам и либеральной экономике. Поэтому ситуация в экономике заставит политическую систему меняться и адаптироваться к появлению гражданского общества Условия становятся иными - появляются собственники, которым есть что защищать, и они будут на том настаивать, будет происходить все большее ослабление роли государства в экономке. Так что не все так безнадежно, как кажется на первый взгляд. .

Движение должно быть двусторонним.

- Регионам в категоричной форме предложено привести свое законодательство в соответствие с федеральным. Вы же заявляли о том, что Татарстан будет вносить изменения в свою Конституцию при условии корректировки некоторых положений российского Основного закона. .

- Моя позиция не изменилась. Я говорю это сейчас, говорил и раньше - после принятия декларации о государственном суверенитете, Конституции республики, подписания договора: со временем Татарстан войдет в единое правовое поле России. Но мы приняли свою Конституцию раньше России, и как сегодня, сходу, можно привести ее в соответствие с федеральным Основным законом? .

Конечно, разночтения имеются, и не только в конституциях, но и в других законах, мы это никогда и не отрицали. Но такие вещи за месяц не делаются. Месячный срок, установленный генеральным прокурором, истек, но ведь не только Татарстан и Башкортостан, но и области не успели привести свои уставы в соответствие с федеральным законодательством , несмотря на то что у них были меньшие противоречия. Я считаю, что сейчас очень важно не усугублять этот процесс, надо сделать все возможное, чтобы не принимать новые решения и новые законы, противоречащие Конституции РФ и федеральным законам. Ревизию своих законов на соответствие федеральным мы провели, но среди них есть такие, которых нет в России, или они более продвинуты. Их трогать нельзя. Хотя чисто юридически к ним можно придраться. Представьте себе, в Татарстане разрешена купля-продажа земли. Если сделка уже по нашим законам произошла, что же, ее теперь отменять? .

Одновременно есть необходимость в изменении или отмене ряда федеральных законов, нормативных актов. Ведь немалое их количество принято, когда в Думе было коммунистическое большинство. Почему-то об этом разговоров меньше, не говоря уже об отсутствии рвения федеральных правовых органов. Движение должно быть двусторонним, если думаем о всеобщей пользе для общества. .

Вместе с президентом Башкортостана Муртазой Рахимовым и руководителями парламентов обеих республик мы написали письмо Владимиру Путину с предложением создать согласительную комиссию, которая проанализирует законы и предложит компромиссные решения. Я думаю, мы найдем взаимопонимание в рамках Конституции. .

- Значит, вы уже не настаиваете на изменениях российской Конституции? .

-Я не сказал, что не настаиваю. Я от своих слов не отказываюсь. И речь идет не о защите прав и интересов одного лишь Татарстана. Я больше чем уверен, что необходимы изменения и в российскую Конституцию, и они будут внесены. Раньше это считалось надолго отложенной задачей, но сейчас это может произойти быстрее. .

- О чем идет речь? .

- Мы предлагаем не так уж много поправок. И мы их готовим от имени двух республик. Прежде всего они касаются демократических принципов построения федерации. Когда мы говорим, что Конституцию Татарстана нужно привести в соответствие с Конституцией РФ, действительно, часть вопросов можно решить сейчас, но есть вопросы принципиальные, которые обязательно должны находить отражение в российской Конституции. Это чисто национальные проблемы. .

К примеру, в Татарстане два государственных языка. И по Закону о выборах кандидат в президенты республики должен владеть татарским и русским языками. Российский Закон о выборах рассматривает это как нарушение прав человека. Хотя при этом никто не задумывается, что если избрать президента, не знающего один из этих языков, не важно какой он национальности, русский ли, татарин, то это обязательно ущемит права половины избирателей. Эти вопросы должны находить конституционное закрепление. Норма должна быть найдена, и, я думаю, будет найдена. .

Через согласительные процедуры можно достичь очень многого, думаю, что так и будет. То, что будет делаться через давление, на деле все равно не будет работать. .

Ненужные округа.

- Как вы воспринимаете появление представителей президента и деление России на семь округов? .

-Неоднозначно. С моей точки зрения, такая форма взаимодействия, через округа, не может быть эффективной. Решения были приняты очень быстро, и никакие другие варианты не рассматривались. По замыслу авторов представители президента должны обеспечить более эффективную и согласованную работу федеральных структур на местах. Одновременно говорится, что они не должны вмешиваться в полномочия руководителей регионов. А это уже сегодня проявляется, и, у меня нет никаких сомнений, чем дальше, тем больше будет таких попыток. Как обеспечивать согласованную работу федеральных структур, не претендуя на их полномочия? Но ни один федеральный министр своих полномочий не отдаст, так же как и ни один губернатор. И что тогда делать? Можно советовать, можно информировать центр о ситуации в регионе, но полпреды не для того поставлены. Если стараться работать эффективно в этой роли, тогда надо быть практически всегда в борьбе. Если понять, что это неэффективно при любых усилиях, тогда можно долго жить, сильно не усердствуя. Это не зависит от конкретных людей. .

Если у меня возникает какой-нибудь вопрос к федеральной структуре, я же не буду решать его в Нижнем Новгороде, а обращусь напрямую в Москву. Получается, что полномочное представительство является промежуточной шестерней. Да, это об'ясняют тем, что Россия большая, мало информации, много несогласованности, и они все это должны обеспечить. .

Но можно было сделать по-другому Более эффективно, на мой взгляд, было бы образовать при администрации президента авторитетное региональное управление и набрать туда квалифицированных людей из регионов на уровне премьер-министров или их замов. Это были бы люди, которые знают, как функционирует и федеральная, и местная власть. За каждым из них можно было бы закрепить по два-три региона, которые они знали бы досконально. Ведь ни один из полпредов при всем желании не сможет лично и эффективно охватить пятнадцать-шестнадцать регионов, а их представители - это уже не представители президента. Работников же регионального управления не надо было бы облекать какими-либо властными полномочиями, в условиях администрации президента они в состоянии оперативно решить любой вопрос с любой федеральной структурой, при необходимости и региональной. Не нужно специального аппарата, кроме аппарата самого управления, одного на всех, нет необходимости конституционного закрепления статуса, вполне достаточно полномочий администрации президента. Такая форма была бы эффективна. .

- И все-таки реформирование Совета федерации сильно понижает статус руководителей регионов. .

- Давайте будем считать, что этот процесс не закончен. Все эти вопросы найдут свое окончательное решение. Потому что ослабление власти губернаторов - это ослабление России. Нравится это кому-то или нет, но это факт. То, что должен делать губернатор, никто другой не сделает. Из слабых регионов сильной России не будет. Все, кто хочет блага для России, не могут пойти на ослабление власти губернаторов. ВсT встанет на свои места. Просто идет процесс формирования новой вертикали. Политическая судьба нового состава СФ весьма туманна, так как он будет менее эффективным, чем нынешний состав верхней палаты. И я не исключаю, что к две тысячи второму году Совет федерации изживет себя, а значение такого органа, как Госсовет, неизмеримо возрастет. Госсовет может стать очень влиятельным органом и эффективным инструментом выстраивания федеративных отношений, и я не исключаю его конституциирования. При нынешнем составе Думы будет, я думаю, не сложно внести соответствующие изменения в Основной закон. В Госсовете должна быть представлена вся Россия, а возглавить его должен президент.