Выступления, интервью


Минтимер Шаймиев: "Каждый сам должен отвечать за свои поступки"

9 сентября в течение почти часа Президент Татарстана Минтимер Шаймиев в прямом эфире радио "Эхо Москвы" отвечал на вопросы главного редактора "ЭМ" Алексея Венедиктова и радиослушателей. Учитывая злободневность поднятых вопросов, предлагаем вашему вниманию изложение этого интервью, сделанное по полному его тексту, размещенному на сайте радиостанции. Венедиктов начал с того, что попросил Президента РТ обратиться к слушателям в Северной Осетии.

М.Шаймиев заявил, что ни один человек не может оставаться безразличным к тому, что случилось. “Я и вся республика, весь народ Татарстана разделяем горе жителей Беслана, - сказал Президент РТ. - Мы готовы помочь пострадавшим всем, чем можем, в частности, мы уже предложили помощь в лечении детей, готовы создать условия для их дальнейшей учебы... Одним словом, мы вместе с ними. На нас могут рассчитывать, и не только сегодня”, - резюмировал Минтимер Шаймиев.

Отвечая на вопрос, как такое могло случиться в нашей стране, где люди долгое время "жили одними семьями, одними селами, одними городами", Минтимер Шаймиев заметил, что "в теле государства в начале перестроечных лет, в 90-е годы, образовалась такая язва… и эту язву решили использовать... К сожалению, она стала большой раной. Где слабо, туда они и направляются".

По мнению Президента РТ, это сила, с которой нельзя не считаться. "Это не проходящее, - сказал он. - Это нельзя считать каким-то эпизодом террора… К сожалению, сейчас это приобретает и напоминает какую-то форму войны”.

А.Венедиктов напомнил, что в начале 90-х годов в Татарстане "тоже нагнетались определенными силами такие настроения", упомянул движение "Иттифак" и спросил, как с этим справились власти РТ.

М.Шаймиев в ответ заявил, что не представляет, как что-то схожее с Чечней могло случиться в Татарстане, расположенном в центре России, "тем более учитывая, что в РФ много мест компактного проживания татар". С точки зрения Президента РТ, драматическое развитие ситуации в Чечне во многом было обусловлено честолюбием и ментальностью генерала Дудаева, который, провозгласив независимость, отрезал себе все пути к отступлению, став, в определенном смысле, заложником радикальных сил в своей республике и логики развития ситуации. В то же время М.Шаймиев выразил сожаление, что на федеральном уровне нашлись силы, которые вольно или невольно отталкивали Дудаева, препятствовали его встрече с Президентом Ельциным. Президент РТ отметил, что он готов был выступить посредником в таком диалоге, тем более что и Дудаев, и Ельцин в принципе не отвергали такой вариант. По словам Шаймиева, был момент, когда Президент РФ решил посоветоваться с главами республик, как реагировать на предложение встретиться с Дудаевым, и главы "дали добро", а сам Шаймиев сказал Ельцину: "Борис Николаевич, вы президент большой страны, надо идти на встречу, от этого вы ничего не теряете, а можете только приобрести". На этом и согласились, однако когда три месяца спустя Ельцин приехал в Татарстан, ситуация в Чечне осложнилась, последовали оскорбительные с точки зрения Ельцина высказывания Дудаева в его адрес в прессе, и возможность мирного компромиссного решения проблемы была упущена.

Что касается Татарстана той поры, то, по признанию Шаймиева, из его уст тоже ждали "на площадях по всей республике" слова "независимость", но "мне удалось это слово не произносить". “Мы приняли Декларацию о государственном суверенитете, - продолжил Президент РТ, - мы не могли не считаться с тем, что перестройка началась с гласности, ставшей международным фактором, с настроениями и чаяниями татарской интеллигенции, но мы сразу сказали - мы должны сохранить целостность Российской Федерации, какие бы ни были устремления". “И я вам должен сказать, что эта позиция сыграла решающую роль”, - подытожил М.Шаймиев. Через договор между органами государственной власти РФ и Татарстана, который был подписан в 1994 году, удалось, по мнению Президента РТ, "выполнить все, о чем договаривались", а также "успокоить людей и выиграть время".

Пришлось Президенту РТ комментировать и два прямо противоположных мнения: с точки зрения одного радиослушателя Татарстан чересчур обособленный регион России, с точки зрения другого - республика чересчур зависима от чиновников федерального центра.

М.Шаймиев признал, что такие противоречивые мнения ему приходится постоянно выслушивать от представителей различных движений, обществ и партий в РТ. “Я это понять могу, - сказал он, - потому что когда по России началась шоковая терапия, мы пошли своим путем реформирования, отказались от скоропалительной приватизации, введя трехлетний мораторий, пока не схлынула 1000-процентная в год инфляция, разработали систему социальной защиты”. "Сейчас в области приватизации, акционирования идут процессы наравне с теми, которые в экономике в целом федерации, - продолжал М.Шаймиев. - В то же время, с другой стороны, приняли декларацию о своем суверенитете, заявили о своих правах, особенно общественные организации национальной ориентации, им кажется, что у нас мало прав. Поэтому это непростая республика, здесь надо уметь сочетать интересы всех сторон. Я всегда говорю: нам никого не подбрасывали с Луны, все, кто проживают на территории республики, это все наши люди, и хорошие, с какой точки зрения посмотреть, и неудобные люди... Мы имеем дело с теми, кого имеем".

Неожиданно прозвучал ответ на вопрос о готовности Татарстана помочь в восстановлении нефтяной промышленности Чечни: “Мы очень хотели, - заявил М.Шаймиев, - но нас туда не пускают. Там уже определились российские компании, я имею в виду - одна из нефтяных компаний, они там занимаются добычей нефти. А в свое время, особенно когда еще никто не определялся, мы в восстановлении коммунального хозяйства и так далее оказали действенную помощь. Чеченцы об этом знают, чеченцы и ингуши знают об этом, очень благодарны. У нас есть опыт, мы работаем и за рубежом, такой проблемы не было бы. Но нефтяной рынок, включая и недра, довольно-таки уже распределен".

Благодаря вопросам радиослушателей беседа несколько раз возвращалась к теме межнациональных отношений. В частности, Президента РТ спросили, что он думает о сокращении часов преподавания русского языка в средних школах Казани.

По мнению М.Шаймиева, это довольно серьезная проблема, но "мы исходим из того, что наш депутатский корпус многонациональный, принята Конституция республики, где и татарский, и русский языки являются государственными языками. Если мы законопослушные граждане, значит, два государственных языка, ими надо овладевать, тут иного не дано".

Одним из слушателей “ЭМ” из Лондона был задан вопрос, не может ли "разжечь пожар на территории РФ, в частности в Татарстане" то, что "террористы прикрываются исламом".

"Пусть на это не рассчитывают, - категорически заявил Шаймиев. - Я знаю настроения не со стороны, не с чужих слов, потому что я работаю в республике, где много мусульман и православных, примерно половина на половину. У нас осуждение всего, что происходит. Вести расчет на то, что российских мусульман можно будет противопоставлять своему государству, это с их стороны проигрышная задумка. Тем не менее не считаться с этим фактором нельзя, нельзя с точки зрения того, что мы все с вами, включая СМИ, не должны противопоставлять и не оказывать сами себе медвежью услугу, людям разных конфессий, разных национальностей у себя в стране. Этого нужно бояться. Бояться надо не только сегодня, бояться надо всегда. Потому что это материя тонкая. Мы же не собираемся жить в условиях полного закрытия всех и вся, в условиях приобретения определенной свободы личности эти проблемы всегда будут очень важными. Тем более, впервые мы с этим сталкиваемся в условиях свободного развития многонациональной республики, многонациональная Россия должна строить свое государство. Требуется очень продуманная, взвешенная работа. К сожалению, находятся политики, которые небрежно обращаются с этой материей. Меня сейчас это пугает. Будь это Жириновский, будь это Рогозин, еще политиканы, они так разбрасываются вот этими своими высказываниями, это опасно для многонациональной России".

Радиослушатель из Набережных Челнов поинтересовался у М.Шаймиева: "Зачем Татарстану нужна Казанская икона Божьей Матери, которая служит символом христианизации региона с мусульманским населением, обретенным еще во времена Ивана Грозного?"

"Где человек родился, там его родина, - ответил Президент РТ. - Ее можно назвать большой родиной, можно назвать малой родиной. Если люди почитают эту икону, а это весь православный мир, как мы с вами сейчас увидели, если у нас более 40 процентов православных в нашей республике, если мы хотим жить в мире и согласии, мы должны быть терпимы друг к другу. Мы бы очень хотели, чтобы действительно Казанская икона Божьей Матери вернулась на место своего явления. Это будет, я думаю, с благодарностью воспринято всеми православными и, я уверен (исключения во всем виде могут быть), всем народом нашей республики. Меня что радует за все эти годы, ведь, действительно, приходится довольно серьезно заниматься вопросом возрождения, прежде всего, татарского языка и традиций, они были потеряны прежде всего. В Казани до перестройки распалась одна неполная татарская школа. Мы этим усиленно сейчас занимаемся, возрождением, мне очень нравится, я благодарен, я всегда стараюсь это подчеркнуть, что русские это воспринимают нормально, терпимо, с пониманием. Поэтому надо быть благодарными и доброжелательными друг к другу. Мы исходим только из этого, и это желание, да это и образ жизни большинства населения нашей республики, независимо от национальности”.

Отвечая на вопрос ведущего, не потому ли религиозные лидеры не участвовали в посредничестве во время захвата заложников в Беслане, что "здесь нет религиозного фактора или наши религиозные лидеры, православные, мусульмане, просто не влияют так на умы этих террористов, которые захватили детей", Президент РТ заметил: "На их умы повлиять, я думаю, очень сложно, на их умы, к сожалению, сегодня влияют те силы, те методы, которые отработаны в каких-то фундаменталистических и иных странах. Сказать, что у них нет эффекта воздействия, судя по поступкам террористов, трудно. Действительно, находят какие-то формы и зомбируют людей, и еще что-то".

В то же время М.Шаймиев подчеркнул, что тот факт, что террористы поминутно поминают ислам и клянутся Аллахом, еще не свидетельствует, что они правоверные, скорее наоборот, потому что в таких обстоятельствах упоминать Всевышнего "грех, мягко говоря".

В ходе интервью была также затронута тема ограничения некоторых свобод граждан во имя обеспечения безопасности общества. В связи с этим Президент РТ напомнил, что в первые годы перестройки он своим указом ввел ограничение некоторых прав граждан: подозреваемых в совершении уголовного преступления задерживали в Татарстане не на три дня, как было положено по федеральному закону, а на месяц, потому что "дело доходило до того, что преступники расстреливали милицейские посты, потом три дня с ухмылкой сидели в следственном изоляторе, не давая показания, потом мы вынуждены были их выпускать".

“Позже, изучив наш опыт, Госдума тогдашняя тоже приняла такие же меры”, - не без удовлетворения заметил М.Шаймиев. Это позволило несколько упорядочить ситуацию, разрядить криминогенную обстановку. По мнению Президента РТ, аналогичные меры, исходя из ситуации, могут быть приняты и в настоящее время, "с разрешения парламента". Тем не менее, по мнению М.Шаймиева, "учитывая то, что происходит в стране, навести порядок в работе правоохранительных органов и иных сил очень сложно, потому что мы еще и привыкли к свободе и передвижения, и во всем". "Но ради самих себя кое-что нужно делать. Я считаю, что это неизбежно", - заметил татарстанский лидер.

В то же время он отверг идею привлечения к ответственности родственников террористов за совершенный террористами теракт. "Если мы встанем на такой путь, я думаю, что мы наломаем немало дров", - сказал М.Шаймиев. - Речь идет о взрослых людях. Пусть каждый сам отвечает за свои поступки".

В ходе прямого эфира были даны ответы также на многие другие вопросы. Полный текст беседы можно прочитать в интернете (www.echo.msk.ru).