Выступления, интервью


Стенограмма
пресс-конференции
Президента Республики Татарстан М.Ш.Шаймиева
по итогам встречи с Президентом РФ В.В.Путиным
9 марта 2005 г.
Казань, 11 марта 2005 года

Шаймиев М.Ш.:

- Добрый день! Содержание нашего разговора с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным 9 марта 2005 года во многом уже было изложено в средствах массовой информации.

Во-первых, я уже говорил, Владимира Владимировича интересовали финансово-экономические итоги года. Самый примечательный показатель года, как вы знаете, это значительный рост объёмов инвестиций в основной капитал. Как раз то, чего не хватает в целом экономике страны, а у нас он за прошлый год превзошел 3 млрд. долл. Это где-то половина на половину привлеченные средства, кредиты, собственные средства предприятий и, отчасти, бюджетная поддержка товаропроизводителей. То есть экономика Татарстана выходит на здоровый путь развития, я бы даже сказал, прогресса.

Конечно, не скажешь, что инвестиции идут по всем направлениям. В основном средства привлекаются в нефтяную и нефтехимическую отрасли, отчасти в машиностроение, прежде всего в «КамАЗ». Это судьбоносные предприятия, основные налогоплательщики, включая «Татэнерго». Мы посчитали: для обновления оборудования и внедрения более прогрессивной технологии в промышленность республики надо выходить на 95-100 миллиардов рублей инвестиций в год. Над этим и будем работать, такие задачи мною ставятся в предстоящем годичном Послании Президента республики Государственному совету РТ. Остается задача как можно шире охватить инвестициями и более мелких товаропроизводителей.

Мы в Татарстане обеспечили самый высокий объем сдачи жилья, о чём я также рассказал Президенту Российской Федерации, - введено 1 миллион 750 тысяч квадратных метров. Такого не было у нас даже в годы бурного строительства Набережных Челнов и других городов. Притом, что очень примечательно - более 600 тысяч кв.м. жилья построено на средства населения. Это еще без учета коммерческого жилья, которое продаётся населению. 600 тысяч кв.м. - это прежде всего индивидуальное жильё на селе, коттеджи и участие в том или ином виде кооперативов и т.д.

В.В.Путин мной был проинформирован также о выполнении Программы по ликвидации ветхого жилья. Действительно, как мы с вами привыкли говорить, она в Российской Федерации не имеет аналогов и, наверное, останется в истории переходной экономики страны, я уже не говорю о татарстанской истории.

Третье - о татарстанской программе ипотечного кредитования строительства жилья. Я сказал Президенту, что я в свое время вносил свои предложения в разработку российской программы, чтобы сделать ее более доступной, социальной. Если вы помните, не несколько месяцев, а уже год прошел с того времени, как на совещании с участием М.Е.Фрадкова я излагал наше видение такой программы с тем, чтобы Россию превратить в большую строительную площадку. Тогда мне показалось, что мой голос был услышан. Я сказал Президенту, что такая программа в Татарстане запущена (в хорошем смысле слова) с 1 января этого года. Мы решили, чтобы прежде всего ею могли воспользоваться работники бюджетной сферы и молодежь. Уверен, через определенное время это положительно скажется на демографической ситуации через определенное время, в этом у меня никаких сомнений нет. Я считаю, что для страны это проблема проблем.

В ходе встречи не обошлось и без вопросов о ходе монетизации льгот. Всё же практически мы оказались в числе регионов, которые одновременно с монетизацией льгот пошли по пути монетизации жилищно-коммунального хозяйства. Мы в течение прошлого года провели работу по подготовке упреждающего начисления субсидий тем, кому они положены. То есть до предъявления счета за коммунальные услуги на счетах людей должны появиться субсидии. Это у нас сделано. Хотя, в любом случае процесс перехода на полную оплату услуг ЖКХ остается болезненным, но через это надо проходить. Не будет монетизации жилищно-коммунального хозяйства, не придет и рынок в этот сектор. Если мы нормально пройдём этот непростой период, убедитесь, что через несколько лет жилищно-коммунальное хозяйство окажется востребованным. Появится много заинтересованных структур, которые будут в очереди стоять и предлагать свои услуги на конкурсной основе. Тогда мы убедимся, насколько мы правильно поступили в свое время. С моей точки зрения, сейчас в ЖКХ будет больше проблем, связанных с ростом тарифов. Тарифы всё равно выросли, абсолютно независимо от того идут или нет денежные или натуральные льготы. Я вам должен сказать, из-за того, что в предыдущие годы тарифы у нас росли несколько медленнее, в этом году произошел довольно заметный рост. В то же время он не выше средних показателей субъектов Приволжского округа, а то и ниже чем в большинстве из них. Тем не менее, скачком догонять, конечно, болезненно. Я считаю, что четко надо работать, всё должно быть нормально. Для той части пенсионеров, которая пользуется многими видами льгот, рост оплаты окажется незначительным по сравнению с теми, чей доход на одного члена семьи составляет от 3 до 4,5 тысячи рублей. Для них реформы в ЖКХ будут более болезненными. Потому что значительно, где-то процентов на сорок снижаются их текущие доходы. И мы поэтому не случайно подняли вопрос о том, что основным показателем работы предприятий в республике должна стать добавленная стоимость, и в ее структуре - сколько идет на повышение заработной платы или на оплату труда работающих на предприятии. Это одно из основных направлений, которым будем очень серьезно заниматься в течение года. Это касается всей экономики, в том числе и российской.

В ходе нашей обстоятельной и длительной беседы Владимир Владимирович Путин очень живо интересовался, притом неоднократно, как идет подготовка к 1000-летию Казани. Вы знаете, она идёт не без труда, в большом деле всё гладко не бывает. Я сказал, что по основным параметрам, которые мы обозначили, обеспечим надлежащую подготовку. И мы договорились, что протокол заседания, которое проводил министр финансов РФ А.Л.Кудрин здесь, в Казани, в эти дни после некоторой доработки будет подписан Президентом Российской Федерации. Я думаю, что у нас еще одно заседание должно состояться до самого юбилея на уровне или Председателя, или заместителя Председателя Государственной комиссии по 1000-летию Казани.

Это, пожалуй, одна часть нашего разговора - социально-экономический блок. И потом как бы само по себе мы перешли на тему предстоящих выборов, окончания текущего срока президентства Шаймиева. Настала пора определиться, потому что на дворе март месяц, а в марте будущего года заканчивается срок моего президентства. Я должен сказать, он живо интересуется этим вопросом, зная, что я неоднократно заявлял, что на следующий срок не пойду. Вы знаете, средствам массовой информации такие заявления мною были сделаны. Сейчас ситуация в части выборности изменилась, и как я понял, его интерес связан не только с этим. Видимо, слишком высока цена социально-экономической стабильности в такой республике как Татарстан. Владимир Владимирович высказал своё пожелание, я бы сказал, не только пожелание, а настоятельную просьбу, чтобы я шел еще на один срок. Сказать, что такая постановка вопроса была неожиданной, однозначно не скажешь. Такая просьба была высказана. Мы потом обстоятельно обсуждали детали. Я говорил о своём видении и решил поставить вопрос таким образом: если на это идти, тогда надо сделать с ходу. Таким было моё решение. Поэтому я в этот же день, 9 марта, официально обратился к Президенту РФ В.В.Путину с вопросом о наделении (или об отказе) меня полномочиями высшего должностного лица республики - Президента Республики Татарстан.

Чем я руководствовался, принимая такое решение? Это не моментальное решение. Сказать, что я не продумывал разные варианты за год до окончания срока, было бы не искренне. У меня на любую постановку вопроса, конечно, ответы были и есть. На любой поворот событий. По-другому не должно быть у первого лица, который долгое время работает в такой республике как Татарстан.

Прежде всего, я руководствовался тем, что если действительно идти на следующий срок, то это надо сделать сейчас. Действительно, осенью предстоят самые масштабные выборы. Мы впервые на уровне городов и районов изберем самые многочисленные органы местного самоуправления. И мне не хочется допускать те просчеты, которые были в других регионах десять лет тому назад при формировании органов местного самоуправления еще по старому закону. По сути дела, все десять лет они отрабатывали механизм взаимоотношений между руководителями органов государственной власти и местных органов. Споткнулись на этом деле очень многие крупные регионы, даже авторитетные губернаторы. Мы не можем допускать таких ошибок. Для человека, который дальше намерен работать - в данном случае, получается, я - лучше, чтобы он имел возможность уже немедленно начинать формировать структуру органов этой власти. При этом, безусловно, придавая особое значение кадрам. Должна быть сплоченная, единая команда, независимо от формы власти. Если этого не будет, тогда мы можем иметь ущербность в дальнейшем развитии городов, районов, даже маленьких селений, каким бы созидательным ни был выбранный путь. Поэтому необходимо создавать команду, подготовить состав, и я не побоюсь этого слова, нужно расставлять людей. Особенно на уровне районов и городов. И расставлять надо не за несколько дней до выборов. При этом новые люди должны успевать адаптироваться. За этот период они должны изучить регион и показать себя, и людям надо дать возможность присмотреться к ним. Эти меры надо предпринимать сейчас. Тогда и мы спокойнее будем: кому оказали доверие, кому не оказали, где ошиблись, где какие недочеты были. В любом случае от этого мы все только выиграем. Это важнейший фактор, и если кто-то его не дооценивает, то это не дальновидно.

В то же время я должен сказать, что у любого руководителя, когда он работает последний год в последний срок, положим, все равно появляется синдром «хромой утки». Кто-то открыто заявляет о своих намерениях, кто-то нет, никому не запретишь, это естественно. Некоторые люди начинают строить свои планы, иногда отходя от основных дел, а это уже фактор, влияющий на стабильность. Но нынешняя форма наделения полномочиями через законодательные органы власти в этом плане снимает многие вопросы. Это не только в моем случае, но и на будущее. Руководители могут в любой момент прийти, заявить, подать в отставку или обратиться с вопросом о доверии или недоверии. Такой фактор неожиданности может быть использован и для того, чтобы не давать раскачивать политическую ситуацию различным деструктивным силам (хотя лодку раскачивают не только деструктивные силы). Перед очередными выборами обычно партии и движения, которые живут в основном от выборов к выборам, оживляются. В данном случае, думаю, резона для раскачивания не остаётся, и все должны будут обратно погрузиться в свои дела, выполнять свои функциональные обязанности. А кто не имеет толком работы, тоже должны успокоиться. В этом случае, я считаю, проявляем и некоторую гуманность, - мы им даем возможность успокоиться, продлеваем их жизнь, если они это в состоянии понять.

Ближайшее окружение, я имею в виду руководителей республики на уровне Государственного Совета, Кабинета Министров восприняли данный факт весьма положительно ( при иной ситуации у них бы забот тоже прибавилось), возможно, и включая руководителей отдельных крупных городов. Решение принято. Если март месяц отрешит все процедурные вопросы, то независимо от того, нравится нынешний Президент или не нравится, придется дело с ним иметь.

Я это заявление делаю на встрече с вами впервые. Я очень дорожу теми отношениями, тем взаимопониманием, которые у нас с вами сложились, и уважительно отношусь к вашему видению, к вашей оценке моей деятельности, деятельности властей. Готов, безусловно, сотрудничать, выслушивая даже самые нелицеприятные пожелания и советы как нужно дальше выстраивать отношения со средствами массовой информации и руководством, органами государственной власти и органами местного самоуправления республики. Меня в данном случае убеждать не нужно. Если какие-то издержки есть с моей стороны в этой работе, возможно, только из-за того, что или вы не всё доводите до моего сведения, или я недостаточно, может быть, в некоторой части прислушиваюсь. Но вы можете повторить это, чтобы было услышано.

Чем я дорожу? Всё же с каждым годом нам удается вести открытый диалог. Я бы не хотел, как происходит в отдельных регионах, чтобы средства массовой информации были зажаты. В условиях демократического развития так не может продолжаться, иначе это приводило бы к конфликту или к какому-то взрыву. От этого теряют все. А главное, мы с вами - вы тоже власть – должны работать в интересах населения. Вот главное. Как получается, это другое дело. Но устремления, действия должны исходить прежде всего из такого посыла. Наша с вами республика располагает огромным количеством средств массовой информации, и электронных, и печатных. Пусть это так и будет. А мы постараемся работать так, чтобы вам сложнее было находить негативы. Хотя, к сожалению, их еще в нашей жизни много, от этого никуда не уйдешь. Каждый раз я прошу вас, что должно быть объективное освещение. Факт всегда можно найти. Его и у себя дома можно найти, если к кому-то захочешь придраться и довести дело до такого состояния, что «ячейка» может разрушиться. А если есть факт, который не выходит на обобщение, значит, его и доводить не нужно. И по жизни так, а когда касается судеб тысяч людей, безусловно, мы должны действовать осторожно и совместно, именно в интересах людей.

В Москве в тот день у меня еще была встреча с Сергеем Владиленовичем Кириенко. Он является руководителем рабочей группы по подготовке Договора со стороны Президента Российской Федерации, а от нас - Фарид Хайруллович Мухаметшин. Мы продолжили консультации по тексту Договора. Работа еще есть. Но я считаю, что процентов, может быть, на шестьдеяст путь пройден. И я думаю, что предстоит еще работа по самым непростым вопросам. При этом нам нужно еще исходить из того, как-то в последнее время мы об этом мало говорим, что у нас отдельные статьи Конституции находятся в «висячей» стадии, а сроки кое-где даже истекли. Мы постараемся, насколько это удастся, через Договор эти вопросы снять. Вы знаете, что если Договор будет подписан, он должен приобрести через Федеральное собрание силу федерального закона. Это будет сильнее, чем сегодняшний Договор, я имею в виду в части правового статуса. Он будет работать как федеральный закон, внесенный на рассмотрение, возможно, за двумя подписями, - юристы поработают над формой. Главное, надо выйти на устраивающий обе стороны текст. То, что мы сегодня продолжаем работать над Договором, о многом говорит. Тем более, Договор с Чеченской Республикой, о котором очень много разговоров, до сих пор не рассмотрен и не подписан. Поэтому я бы не стал упрощать этот процесс.

Вчера я принимал участие также в заседании Комиссии Российской Федерации по ЮНЕСКО. Это обновленная комиссия, ее возглавляет министр иностранных дел Сергей Викторович Лавров. Что было приятно? Практически каждый выступающий в своем докладе отмечал ту работу, которую проводит Татарстан с международной организацией ЮНЕСКО, с его отдельными институтами. Мне казалось, мы мало делаем, но, видимо, на фоне других выделяемся в лучшую сторону. Нас очень часто приводили в пример.

Я в своем кратком выступлении сказал о том, что если такая авторитетная международная организация как ЮНЕСКО представляет нам возможность ставить самые гуманные цели в самых различных сферах жизни, то грех ей не воспользоваться. Я сказал, что если бы мы, власть предержащие, сумели в своей деятельности хоть в какой-то, а еще лучше в большей степени руководствоваться гуманными целями и через них воздействовать на общество, на людей, то это было бы близко к идеалу. Без насилия, без нажима, без давления, через убеждения. Безусловно, для этого нужен определенный уровень политической культуры, вообще культуры общества. Но без этих инструментов не повысится и политическая культура населения. Поэтому мы в силу наших возможностей будем поддерживать и все больше интегрироваться со структурами ЮНЕСКО. Я проникся мыслью, насколько всё это важно, - иногда полезно отойти от текущих дел и послушать умных людей. Не случайно же появляются такие институты в мире. Если мы начинаем понимать это, значит мы уже кто-то. А если еще сумеем руководствоваться этими идеями и их развивать, тогда нам цены не будет.

Пожалуй, это все, о чем я смог бы проинформировать вас сегодня по итогам поездки. Если есть вопросы, любые, пожалуйста, я постараюсь ответить.



Юрий Николаев, газета «Известия»:

-У меня два вопроса. Кто может стать альтернативой Вашей кандидатуре при рассмотрении этого вопроса в парламенте Татарстана? И если будет утверждена Ваша кандидатура, будет ли распущено правительство Татарстана? Произойдет ли смена команды?

Шаймиев М.Ш.:

- В данном случае, федеральный округ с предложениями об альтернативах на Президента РФ уже выходить не будет. Было прямое обращение, наше прямое решение с Президентом Российской Федерации. Он на это имеет право. Если бы, например, вдруг я бы дождался марта будущего года и Президент В.В.Путин попросил бы дальше продолжить работу, тогда мне пришлось бы пройти через процедуру, когда федеральный округ будет подбирать и предлагать несколько кандидатур. Я считаю, что эта процедура не для меня. Поэтому эта часть вопроса решается нормально, иная процедура не предусмотрена. Было досрочное заявление, и как бы срабатывает эффект неожиданности.

Да, я думаю, что мы пройдем весь этот путь как предусмотрено Конституцией. И правительство будет распущено, будут и другие меры, которые обычно происходят в республике после избрания нового Президента. У меня особо времени для консультации ещё не было, до вас только жена узнала об этом решении. Но я не скажу, что она так мирно его восприняла, как вы. Там оппозиция довольно-таки сильная, но пока нам удается договариваться, находим общий язык.

Сепперов Минназыйм, газета «Ватаным Татарстан»:

- Минтимер Шарипович, мне кажется, что Ваше решение направлено на сохранение стабильности в Татарстане, и в то же время оно приостановит продвижение России по авторитарному пути. Но не станет ли теперь работа по Договору с Российской Федерацией формальной?

Шаймиев М.Ш.:

- Это очень интересный вопрос, я об этом тоже задумался – не скажется ли нынешняя ситуация на работе с Договором или не приведет ли к каким-то уступкам с нашей стороны?

Немалый путь пройден по Договору, а где-то, если он не пройден, наша позиция уже обозначена. Это коллективная позиция. Я собирал рабочую группу недавно, ещё раз их выслушал, прежде чем пойти на встречу. Наша позиция выработана, и я надеюсь, что мы дойдем до конца. Я знаю цену вопроса.

Есть ещё очень важная составляющая досрочного решения вопроса о наделении полномочиями. В данной ситуации я остаюсь Президентом, наделенным доверием нашего народа. Оно есть, его срок не истек. И одновременно, в соответствии с действующим федеральным законодательством, я получаю дополнительно и доверие Президента Российской Федерации. При старой системе выборности, я всегда об этом говорил, у меня проблемы как избираться не было, наоборот, появилась бы проблема - как не избираться. Вы знаете, говорю не оттого, что хочу что-то переоценить. Если бы осталась выборная система, я остался бы при своем мнении и дальше бы не принимал участия в выборах. Возникает вопрос, по какой причине ушел бы? Проблема здоровья? Оно, не сглазить бы, есть, иначе было бы безнравственно идти на новый срок. Далее, были мои заявления, это одно. Ведь почему Президент Путин на определенный период времени пошел на изменение порядка приведения к власти руководителей регионов? Из-за того, что кто только не приходит в руководители. А мне бы лично не хотелось опять состязаться с людьми, которые за решеткой или у решетки. Только тот человек, который проходит этот путь, может меня понять, потому что все это пропускаешь через себя. Когда ты столько лет работаешь, стараешься и вроде что-то получается, что-то, наверное, и не получается и вот состязаться с такого рода «альтернативами»…

В свое время Черчилль говорил, что демократия плохой вид управления государством, но без нее никак. Это так, безусловно. Но общественно-политическая ситуация в России сегодня пока ещё себе полной демократии не может позволить. А выборность должна вернуться в нашу жизнь, я убежден, что это необходимо. Мы слишком быстро хотим пройти весь путь, который другие страны проходили в несколько веков. Тем более, наверное, уж хватит ошибаться. Мы часто ошибаемся, во всяком случае, пару раз в один век успеваем. Это слишком много для такого большого государства. Ну как можно довести регион до такого состояния, что люди начинают разбирать дома на дрова… Со стороны, жалко, безусловно, хоть и чужое, и далеко. Мы-то с вами живем несколько в иных условиях и думаем, неужели такое может быть? Зимой вдруг вспомнили, что нужно горючее для отопления, вертолетами доставляют. Будь каждый из вас Президентом России или случись такое, например, в Татарстане - как такое можно терпеть? Тем более вообще это не президентское дело, как говорят, не царское. На Дальнем Востоке происходило то же само с водой, помните. Спектакль на всю страну. Ну нельзя же, чтобы так продолжалось. С моей точки зрения, меры могли быть даже более крутыми. Власть же не ради власти, а ради народа должна быть.

Владимир Шевчук, электронная газета «Интертат»:

- Минтимер Шарипович, думается, что своим решением Вы сняли камень сомнений с души не только оппозиции. Я могу, конечно, говорить только за себя, но я уверен, что многие мои коллеги одобряют всецело Ваше решение о следующем президентском сроке. Вопрос такой: всего одиннадцать памятников в России внесены в реестр Всемирного наследия ЮНЕСКО и среди них - Казанский Кремль. Есть ещё Булгары и Свияжск. Насколько реально, что все-таки этот статус будет им присвоен, и какой срок может пройти? И ещё ведь Сабантуй у нас, как нематериальное наследие?

Шаймиев М.Ш.:

- Да, Сабантуй как нематериальное наследие. Вчера я встречался со многими людьми, имеющими отношение к продвижению этих вопросов, и обменивался с ними мнениями. В мире очень много народов, желающих распространить свои национальные наследия, свою национальную гордость, обозначив в ЮНЕСКО, что действительно вызывает чувство самоуважения, это можно понять. Так что наплыв там очень большой. Но мне показалось, скорее так и случится, - Свияжск и Булгары представляют очень большой интерес и, думаю, что они пройдут со временем. По Сабантую ещё идут дискуссии. Вчера оставалось мало времени, я хотел об этом сказать в своем выступлении. Может быть, когда мир о нем узнает, мы и сами найдем ответ на вопрос, что такое Сабантуй.

Там с нематериальным наследием сложнее в целом. Потому что предлагаемая идея как часть культуры должна охватывать огромное пространство в мире, чтобы к нему были приобщены многие народы. Поэтому работу мы продолжаем, тем более дали свои согласия в поддержку Сабантуя ряд руководителей стран СНГ. Будем двигаться. Это говорит о том, что нам надо ещё лучше проводить Сабантуй и как можно больше охватывать регионы и страны, что мы и начали с вами делать. Во всяком случае, этот праздник нам нравится, надеюсь, он найдет много сторонников во многих частях мира. Тем более он становится ещё и интернациональным. Хотя национальное нравится невзирая на то, откуда истоки. Главное, чтобы были ценности, которые положительно воздействуют на миллионы людей. Будем двигаться.

А насчет того, что снял я груз или нет своим решением? С вас - да. А какой груз ложится на плечи немолодого Президента? Но это не тот случай, когда работу надо воспринимать как груз. Главное, этого нельзя допускать даже в мыслях. Некоторые ошибаются в этом. Мы одолжений никому не делаем, и нельзя этого делать. Если даже в данном случае В.В.Путин настойчиво попросил, решение-то, в конечном счете, за мной. Коли я его принял, не надо жаловаться, никто же не заставляет. Попросить, одно дело, значит есть взаимопонимание, и этим надо дорожить. Безусловно, такое доверие на пользу нашей республике, но оно не дает права Шаймиеву допускать мысль, что он делает кому-то одолжение. Ничего подобного, это работа. Вы же не делаете одолжения кому-то, когда занимаетесь своим делом. Мы добровольно беремся служить, главное, чтобы получалось.

Президент В.В.Путин проинформирован, что в Татарстане у власти сильная команда, как в Государственном Совете, так и в Правительстве. А также в столице, и во многих крупных городах республики. Сказать, что в центре не знают обстановку и нет информации, - в век информации так не бывает. Наоборот, информации все больше, лишь бы не запутаться. Этого тоже нужно бояться. А чтобы не запутаться, надо постараться. Я не могу к этому сильно призывать, но выскажу желание работать нам с вами в одном ключе.

Ринат Ахметзянов – ТРК «Новый век», программа «Семь дней»:

- Минтимер Шарипович, Вы упомянули о грядущих выборах в органы местного самоуправления, как один из аргументов в пользу принятого Вами решения о продолжении президентства. Скажите, пожалуйста, сейчас в Госдуме в первом чтении находится поправка, внесенная Государственным Советом Республики Татарстан, которая в случае, если она пройдет все процедуры, наделит регионы полномочиями самим решать, каким образом организовать эти выборы. То есть, если продолжить эту логику, то, возможно, выборы местного самоуправления решением законодательных органов на местах будут не выборами, а просто это будет назначение руководителей местного самоуправления. Ваша позиция?

Шаймиев М.Ш.:

- Ни в коем случае. Сейчас я попробую разъяснить. Только не так, как Вы закончили.

Вот о чем идет речь. По действующему закону, ещё до внесения нашей поправки в Госдуму, была возможность проведения референдума в поселениях и по его решению депутаты, избранные в орган местного самоуправления, могли избрать его руководителя. Или, если не проводить референдум, всенародно должны избираться и депутаты, и руководитель местного самоуправления. Вот где вопрос. Получается как бы два пути. Или проводишь референдум, где принимается решение об избрании депутатов, а депутаты из своего состава избирают руководителя, высшего должностного лица местного самоуправления. Или проводим прямые выборы населением главы своего муниципального образования, депутатов само собой, тоже.

Чтобы не идти на референдум, Государственный Совет республики внес поправку. В первом чтении эта поправка в Госдуме прошла очень дружно. Мне кажется, что может пройти и дальше. Если она пройдет, то появится возможность избрания высшего должностного лица муниципальных образований через представительные органы местного самоуправления без проведения референдума. О назначении речи нет. Даже нет речи о рекомендации руководителя региона. Попытка такая была в ходе консультаций, но это не очень демократично. Вроде для дела было бы лучше, но это исключено.

Если хотите знать мое мнение, мне бы хотелось, чтобы эта поправка прошла. Депутаты бы избирались, потом они бы избирали высшее должностное лицо, с которым мы будем работать. Без нас они не обойдутся, в хорошем смысле слова. Потому что налоговая база не получается достаточной для многих органов местного самоуправления. Они будут вынуждены заключать соглашение с органами государственной власти. Опять как бы разделение полномочий - выходят на соглашение, договариваются. Некоторые полномочия они нам отдают сами из-за того, что у них нет финансов, а мы беремся финансировать эти полномочия. Коли мы берем у них полномочия по их просьбе, конечно, механизмы воздействия на этот орган в пределах тех полномочий, которые мы на себя приняли на основе взаимного делегирования, у нас воздействие будет. Это законно. Будем следить, как расходуются средства уже другого налогоплательщика. И будет перераспределение доходов ещё в пределах самого, например, городского или районного муниципалитета. Тоже будет. Например, город Нижнекамск так же как даже самое маленькое сельское поселение будет направлять одинаковое количество представителей в районный представительный орган. И этот высший орган будет решать, в такой-то деревне, в таком-то поселении денег не хватает и будут делить деньги городского поселения и направлять туда. Получается очень интересная схема.

Почему мы ещё на эту поправку идем? Тут есть детали, которые в жизни появляются с ходу, но о них многие не думают. Возьмем Бугульму, к примеру. Есть город Бугульма, это городское поселение. В районе есть и сельские поселения, положим их 15. Значит, они направляют своих депутатов в районный совет. И город Бугульма тоже посылает туда своих представителей. Но до этого каждое поселение уже избрало своего руководителя – главу поселения, и он будет представителем этого поселения в районном совете.

Вот представьте себе, соберутся депутаты муниципального района, изберут не нынешнего Наиля Гамбаровича, который является главой города Бугульмы, а другого. Возникает вопрос, а где новый глава района будет сидеть? Или он скажет Наилю Гамбаровичу, чтобы он уходил из своего кабинета? Возникают довольно-таки интересные вопросы. Деньги зарабатывает Бугульма, а делить будет совет муниципального района. Чтобы этого не было, лучше бы как сделать. К примеру, городское поселение, избрав своих депутатов, Наиля Гамбаровича уже сделали руководителем города, высшим должностным лицом города. Это не исполнительный орган, вы учтите, это представительный орган власти. Сейчас он направлен в районный совет как депутат. Районный совет собрался, и вот они сейчас избирают своего руководителя. Мне хочется, чтобы Наиль Гамбарович избирался здесь тоже. Тогда он, как и сегодня, будет одновременно руководить как законный глава города, законный глава этого муниципального района. Но, в этой верхней части, я думаю, надо давать несколько функций. Принятие бюджета района и распределение денег, ещё несколько функций. В совете большой аппарат не должен быть. Совет по контракту создает исполнительный орган, может взять себе менеджера. Мы ломаем голову, как его назвать. Главой назовешь, у нас в сознании уже глава - это самый главный. А фактически главный уже председатель этого муниципального совета района, города. Найдем название. Он имеет возможность, независимо ни от кого, привлечь самых продвинутых менеджеров и т.д. – «твоя работа, мои деньги». Или «твоя команда, мои деньги». А сколько им платить, это решает уже совет. Форма интересная.

Поэтому, если уж мне идти дальше на высшую власть в республике, это надо сделать сейчас, потому что все эти вопросы надо отрешить. Жизнь сложная, нерешенными их нельзя оставлять. Я уже вам говорил, на грабли наступили другие, но чтобы удар по нам не получился. Я более или менее понимаю, как дальше можно было бы несколько мягче пойти. Ещё раз хочу подчеркнуть, что на данном этапе, когда определены пути развития республики, её экономики, мы не должны на уровне органов власти давать сбой. Поступательное развитие экономики может пострадать ещё из-за многих неожиданных факторов, из-за других непродуманностей.

Когда спрашивают, что в Татарстане отчего-то все больно спокойно, я отвечаю, что у нас нет времени ругаться, у каждого есть своя работа. Зачем ещё ходить и делить власть? Во власти люди ранимые, у каждого проявляются гены гения.

Мы давно не встречались, поэтому, мне кажется, что у нас получилась теплая и совершенно открытая встреча. Спасибо вам большое!